Время собирать камни — история из жизни

Время собирать камни — история из жизни. Чтобы узнать настоящую цену счастью, мне пришлось пережить предательство и разочарование в любви. Но, оглядываясь на свою жизнь, понимаю: не зря судьба посылает испытания…

Господи, какой солнечный день! И это чудное ромашковое поле. Кажется, ему края нет. И платье у меня тоже белое, как трепещущие на ветру нежные лепестки цветов. И такое же легкое и воздушное, как облака. Раскинув руки, я медленно кружусь в танце. Мне удивительно хорошо. Так хорошо, что хочется кричать об этом на весь мир…

Просыпаюсь от нежного прикосновения чьих-то губ. Открыв глаза, вижу улыбающееся лицо мужа.

– Проснулась? Доброе утро, Дашуня!

– Эх, такой сон перебил, – сладко потягиваясь, бормочу я.

– Целое поле ромашек. Много-много… И я среди них. Совсем молоденькая. В красивом белом платье…

– В красивом? – в глазах мужа загораются лукавые искорки. – Тогда сон в руку. Через час заедет Машка и повезет тебя по магазинам. Выберешь себе наряд для юбилея. А пока быстренько поднимайся и отправляйся чистить зубы. А я завтрак приготовлю.

– Сам? Вот здорово! – усевшись на кровати, я благодарно посмотрела на мужа. – Костя… Я тебя люблю.

– Я тебя тоже, – рассмеялся он и пошел к двери. – Чуть не забыл. Машка велела, чтобы ты взяла побольше денег, везти она тебя собирается не на рынок, а в фирменный магазин.

Я только плечами пожала. Больше так больше. Господи, как приятно ходить за покупками…

Магазин, в который притащила меня дочка, показался просто шикарным. Даже слегка запаниковала: наверняка здесь заоблачные цены. Хотела потянуть Машку к выходу, но не успела, к нам подошла продавщица.

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Можете, – обернувшись на голос, кивнула дочь. – Подберите нам приличный костюм для этой дамы, – мотнула головой в мою сторону. – Желательно темный.

– Почему темный? – не согласилась я. В памяти отчетливо всплыло белоснежное воздушное платье из ромашкового сна. – Мне хочется белый.

– Хм… Белый? – удивилась Машка. – Да нет, мам, белый непрактично. К тому же он будет тебя полнить.

– Ну и пусть полнит, – заупрямилась я. – Не такая уж я и толстая.

– Конечно не толстая, – оглядев меня, сочла нужным заметить молоденькая продавщица. – От силы сорок шестой размер. Отлично для вашего возраста.

– Для моего возраста? – растерянно переспросила я. – Хм… А сколько бы вы мне дали?

– Сколько?.. – девушка явно смутилась. Затем неопределенно пожала плечами. – Лет сорок пять…

– Правда? – обрадовалась я. – Ну спасибо. Вообще-то мне на днях стукнет пятьдесят. Представляете?

– Да что вы?! – удивилась продавщица. – Никогда не дашь! – улыбнувшись, подхватила меня под руку: – Идемте в конец зала, там, на манекене отличный белый костюм. И не слишком дорогой, так как у нас сегодня тридцатипроцентная скидка.

– Тридцатипроцентная? – снова обрадовалась я. – Ну надо же, в таком случае нам с дочерью здорово повезло.

– Да ладно тебе, – пренебрежительно хмыкнула Маша. – Сейчас во всех магазинах скидки. Межсезонье…

Как бы ни иронизировала дочь, а мне действительно повезло. Снятый с манекена костюм сидел идеально и абсолютно не полнил. Даже Машка вынуждена была с этим согласиться. Более того, сказала, что выгляжу сногсшибательно. Впрочем, сногсшибательной оказалась и цена – десять тысяч рублей. Услыхав об этом, я удрученно вздохнула:

– Господи, сколько же тогда он стоил до уценки?

– Почти пятнадцать тысяч, – с готовностью ответила продавщица. – Как видите, разница весьма приличная. Берите, не прогадаете! Причем он в единственном экземпляре, так что если упустите…

– Да, но-о-о… – я в нерешительности посмотрела на Машку.

– Никаких «но»! – дернув плечом, сердито фыркнула дочь. – Даже не думай! Вещь будто для тебя создана. И потом, белый цвет так освежает. Правда, девушка? – она выразительно посмотрела на продавщицу, ожидая поддержки.

– Конечно, – с готовностью отозвалась та. – Берите, не сомневайтесь. Костюм вам поразительно идет!

– И все-таки дороговато… – продолжала отнекиваться я.

– Для вещи такого класса? – продавщица всплеснула руками. – Да это почти даром!

– Сделав шаг вперед, она снова развернула меня в сторону зеркала. – Посмотрите, как элегантно вы в нем выглядите. Как стильная европейская дама!

Откровенно говоря, в душе я была с ней согласна, но все еще не могла решиться потратить на себя такую сумму. Поэтому намеренно тянула время:

– Да, но я ведь хотела купить еще и туфли…

– Погоди, ты что, взяла с собой мало денег? – обращаясь к моему отражению, озадаченно спросила дочь.

– Не то чтобы мало… – вздохнула я. – Пятнадцать тысяч.

– Пятнадцать? – Машка облегченно вздохнула. – Тогда и думать нечего! Сколько, по-твоему, могут стоить туфли?

– Уж и не знаю, – вяло отмахнулась я.

– Зато я знаю, – хмыкнула дочь. – Уложишься тютелька в тютельку. Еще и на хорошее белье хватит. Ладно, не будем торговаться, снимай костюм и топай к кассе. А мы пока присмотрим что-нибудь для меня.

– Для вас есть потрясающий черный костюм.

– Черный?! – дочка пренебрежительно поморщилась. – Ну, нет! Мне что-нибудь поярче.

– Поярче? – озадаченно переспросила девушка. – Понимаю. Желтый подойдет?

– Вполне, – удовлетворенно кивнула Машка. – Желтый – мой цвет. Я же брюнетка…

– Отлично. Сейчас принесу. – Продавщица умчалась, но вернулась очень быстро. Показывая Маше костюм, вопросительно посмотрела на дочь: – Ну как, нравится фасон?

– То, что надо! – придирчиво оглядев вещь, с улыбкой похвалила Машка. – Буду примерять!

На этот раз примерка заняла гораздо меньше времени. Вещь оказалась дочери впору, и цвет был очень к лицу. Расплатившись, мы поблагодарили услужливую продавщицу и поднялись на второй этаж, где без проблем приобрели две пары прекрасной итальянской обуви. Обе белого цвета, на высокой шпильке.

Прихватив еще итальянские колготки и французское белье, довольные собой, отправились домой – демонстрировать обновки своим мужьям. Увидев меня в новом наряде, Костик пришел в восторг:

– Даш, ты такая красивая! Боюсь, как бы тебя не увели!

– Не прибедняйся, – весело отмахнулась я. – Ты тоже еще очень даже ничего. И потом, я не такая легкомысленная особа, чтобы позволить себя увести от успешного мужа.

– Что я слышу! Ты и вправду считаешь меня успешным? – шутливо поинтересовался Костик.

– Я считаю тебя лучшим! – подойдя ближе, обняла мужа: – Скажи, а ты мог бы представить на моем месте другую?

– Рядом с собой? – он смешно надул щеки. Выпустив воздух, решительно потряс головой. – Нет, не мог. А почему спросила?

– Не знаю. Но вдруг подумалось: если бы ты не оказался в тот день на вокзале, всего этого могло и не быть. Страшно стало…

– Глупенькая… – обняв за талию, муж крепко прижал меня к себе. – Как бы там ни было, а мы вместе. И иначе просто не может быть. По крайней мере, в этой жизни…

В субботу жутко волновалась. Ох, и нелегко быть юбиляршей. Забот полон рот, хоть празднование не дома, а в кафе. Явились мы с Костей туда за полчаса до прихода гостей. Хотели убедиться, что столы накрыты должным образом, да и недостающее спиртное нужно было завезти.

Осмотрев банкетный зал, остались довольны: сервировка красивая, еда в изобилии и спиртного вроде должно хватить. Я немного успокоилась. Хорошо, что выбрали именно это кафе…

Через десять минут приехали сын с невесткой и внучкой, за ними появилась Машка с семейством. Ближе к шести стали подтягиваться остальные гости. Пока я принимала подарки и цветы, Костя, рассаживал всех за столами.

Когда все были в сборе, тамада провозгласил начало банкета. Право первого тоста, как и положено, отдали мужу юбилярши. И, как всегда, Костя не ударил в грязь лицом. Тост произнес красивый, в стихах. Естественно, я не удержалась от слез, а гости дружно зааплодировали.

Потом все выпили, и сразу стало как-то теплее, оживленнее. Мое настроение окончательно улучшилось. И даже цифра «пятьдесят» уже не огорчала. Чего грустить, если все в жизни удалось. Рядом добрый надежный муж, дети твердо стоят на ногах.

Поймав ободряющий взгляд сына, я благодарно улыбнулась. Сколько беспокойства доставил нам Борька своими бесконечными болезнями в детстве, сколько нервничали в годы развеселого студенчества! Зато сейчас…

Поумнел, остепенился, имеет свое дело. Жена – лапочка, внучка – умница. Машка тоже от младшего брата не отстает. У себя в банке на хорошем счету. И в личной жизни порядок. Муж на нее не надышится. Вон как заботливо подкладывает закуску за закуской. И смотрит с любовью. Я мать, меня не обманешь…

Следующий тост тамада отдал моей дочке. Поднявшись, Маша с волнением произнесла: «Хочу выпить за самого нежного и заботливого человека на земле. За ту, что смогла не только сама утвердиться в этой жизни, но и облегчить наш с Борей путь. За умную и красивую. Верную и ласковую. За мою дорогую мамочку…» – запершись, она шмыгнула носом.

Желая ее поддержать, гости весело закричали «ура». Потом зазвенели бокалы. Выпили и мы с Костей. И пошло-поехало. Тост за тостом, один лучше другого… Народ стал мало-помалу выходить из-за стола. Воспользовавшись этим, официанты спешно меняли приборы, подготавливая столы к подаче горячих блюд.

– Никуда не уходи. Я сейчас… – поднимаясь с места, шепнул мне Костя, покрутив головой, подошел к тамаде, что-то спросил. В ответ тот кивнул в сторону занавешенного прохода в подсобку.

Махнув мне рукой, муж скрылся за занавеской. Через пару минут появился в сопровождении какого-то седовласого мужчины. В руках у того была обыкновенная гитара. Поднявшись на оркестровую площадку, мужчина присел на высокий стул. Окинув взглядом слабо освещенный зал, сделал пару пробных аккордов. На секунду замер, потом тряхнул головой и склонился над гитарой.

Зазвучала музыка. У меня заколотилось сердце. Танго. Мое любимое. То, которое мы с мужем танцевали, когда были молодыми. Подойдя ко мне, Костя заговорщицки улыбнулся: «Ну что, Дашунь, тряхнем стариной, а?» Я растерянно молчала. Мелодия всколыхнула в душе сладкие воспоминания. Протянув руку, супруг решительно взял мою ладонь, помог выбраться из-за стола и повел на свободное пространство.

По дороге шепнул: «Не волнуйся, все будет хорошо. Положись на меня».

Честно говоря, я действительно немного трусила: давненько не танцевала – не дай бог, опозорюсь. Напрасно боялась. Тело само выполняло все, что требовала от него эта чарующая музыка. Костя тоже оказался на высоте. Легкий, пластичный, раскованный…

Вскоре вокруг нас образовался круг, люди захлопали, раздались одобрительные возгласы: «Молодцы, ребята! А ну-ка покажите молодежи класс!» И мы показали. Под конец так разошлись, что едва не наскочили на оркестровую площадку.

К счастью, Костя сумел вовремя притормозить. И как раз в этот момент прозвучал заключительный аккорд. Остановившись, мы с мужем поцеловались. Зал разразился громкими аплодисментами. Дождавшись, когда они смолкнут, тамада подошел к микрофону:

– Уважаемые гости! Зажигательное и искрометное танго было блистательно исполнено юбиляршей и ее супругом Константином под аккомпанемент замечательного гитариста Руслана Рощина. Поаплодируем маэстро.

Время собирать камни — история из жизни

Боже! Я не поверила своим ушам. Руслан Рощин? Здесь, на моем юбилее? Быть этого не может!

Заметив выражение моего лица, Костя обнял меня за плечи:

– Что с тобой, Дашунь? Голова закружилась? Не в силах ответить, я, молча, кивнула.

– Прости, это моя вина, – целуя в щеку, извинился любимый, – кружил тебя слишком быстро.

– Что ты, вовсе нет… – усилием воли я взяла себя в руки. – Ты отличный партнер, все было замечательно.

– Спасибо, – мягко улыбнулся муж. Потом заглянул мне в лицо: – Так как, потанцуем еще, или немного посидишь?

– Посижу, – бросив взгляд в сторону сцены, кивнула я. Заботливо поддерживаемая супругом под руку, вернулась к столу. В это время подали горячее. Я машинально поковыряла вилкой котлету. В душе – хаос. Взглянув на гитариста, я закусила губу: он или не он? Совершенно другое лицо.

– Дарья Анатольевна, у вас все в порядке? – прозвучал сбоку обеспокоенный голос тамады.

– Да, Юрочка. Но… – я почему-то смутилась, – у меня к вам есть одна просьба.

– Просьба? Я весь внимание.

– Понимаете, в юности у меня был… – глянув на мужа, я запнулась, – товарищ. Тоже Руслан Рощин. И… представьте, тоже гитарист.

– Вот как? – оживился парень. – Интересно. Вы подозреваете, что это он и есть?

– Подозреваю, – неуверенно кивнула я. – Хотя внешне он его не напоминает. Но… больше тридцати лет прошло…

– Понял. Хотите, чтобы я выяснил, ошибаетесь вы или нет?

– Именно, – слабеющим голосом произнесла. – Спросите, не помнит ли он Дарью Анохину.

– Сей момент. – И парень направился к музыканту.

Тот как раз настраивал гитару, собираясь играть следующую композицию. Увидев Юрия, вопросительно приподнял брови. Наклонившись, тамада прошептал мой вопрос. Мужчина повернул голову.

– Даша… – я не услышала своего имени, просто прочла по его губам, и меня бросило в жар.

– Кажется, ты угадала, это действительно твой товарищ, – накрыв мою ладонь своей, тихо произнес Костик. – Попросить его присесть за наш стол?

– Не знаю… – я покраснела. – Пожалуй, нет… Мы так давно не виделись, даже не знаю, о чем с ним говорить.

– Ерунда, – беспечно отмахнулся Костя. – Пару рюмочек коньяка – и язык развяжется сам собой. Так как, позвать?

– Не нужно, – вздохнула я. – Лучше налей мне водки.

– Водки? – удивился муж. – Впрочем, ты права. Под горячее лучше пить водку.

Ответить я не успела, потому что вернулся тамада. Доложив, что я действительно не ошиблась, спросил, что делать дальше. Я через силу улыбнулась:

– Продолжать вести банкет.

– Продолжать? – переспросил Юрий. – Хорошо. А как быть с вашим знакомым?

– Посадите за крайний столик, – распорядилась я. – Мы после с ним пообщаемся. Некрасиво жертвовать вниманием гостей ради одного человека из прошлого. Верно?

– В-верно… – не совсем уверенно ответил молодой человек. Затем поднес к губам микрофон и попросил всех танцующих вернуться за стол.

– Даша, а ты уверена, что поступаешь правильно? – наклонившись к моему уху, тихо спросил Костик.

– Все в порядке, милый. Не думаю, что он обидится… …

Руслана я знала лет с пятнадцати. Но влюбилась, когда перешла в десятый класс. Наши дома стояли очень близко, и из моего окна была видна его комната. Шторы Руслан не задергивал, поэтому без труда могла наблюдать. Мне нравилось это занятие. И парень нравился. Черноволосый, с глазами цвета переспелой вишни.

Не знаю, какие чувства испытывал ко мне он, скорее всего, просто играл, как кот с мышкой. Но тогда мне казалось, что я ему не безразлична. По крайней мере, он нарочно крутился возле окна, чтобы быть у меня на виду.

Иногда к нему приходили девушки, скорее всего, из его институтской группы. Он играл им на гитаре. Иногда целовался. А я пряталась за занавеску и рыдала от ревности.

Потом произошла та знаменательная встреча. Мы столкнулись на лестнице. Я так растерялась, что едва не грохнулась в обморок.

– Испугал? – снисходительно хмыкнул Руслан.

– Да, – прижимаясь к холодной стене, пролепетала я.

– А ты здорово выросла, – оглядев меня с головы до ног, снова усмехнулся он. – Была малявкой, а теперь…

– Что т-т-теперь? – сглотнув слюну, сипло выдавила я.

– Стала симпатюлей. Тебе сколько?

– Шестнадцать, – я смущенно потупила глаза.

– Да-а-а? Ну и как, родичи на свидания отпускают?

– На свидания? – я покраснела. – У меня… нет никого.

– Да ну?! Ай-яй-яй! И не скучно?

– Не знаю. Музыкой занимаюсь, в музыкальное поступать буду.

– Так ведь я тоже музыку люблю. На гитаре лабаю. А ты?

– Что я? – не поняв значения слова «лабаю», переспросила.

– Играешь на чем? На пианино?

– Ну да… А как ты догадался?

– Так слышно, как ты гаммы наяриваешь. Не надоедает?

– Надоедает, – протяжно вздохнула я. – Но иначе невозможно совершенствовать технику игры.

– Понятно. А развлечься желания не возникало? К примеру, в киношку сходить?

– Не знаю… – у меня замерло сердце. – А что?

– Как что? Хочу тебя пригласить. Пойдешь?

– Пойду. А когда?

– Как скажешь. Хотя бы завтра.

– Завтра не могу, – ужасно огорчилась я. – У меня занятия в музыкальной школе.

– Вот незадача. А в субботу?

– В субботу можно, – оживилась. – А во сколько?

– На восьмичасовой сеанс.

– Ой, а раньше нельзя?

– Вот детсад! Тебя что, рано спать укладывают?

– Да нет… Мама переживает, когда я поздно возвращаюсь.

– Так скажешь, что у тебя будет надежный провожатый!

– Ладно, постараюсь. А какой фильм идет?

– Не все ли равно? – рассмеялся он. – Но скучно не будет! От этих слов у меня вдруг ослабели ноги. Оторвавшись от стены, я машинально ухватилась за руку Руслана. И в тот же миг нас обоих, будто током тряхнуло.

– Ни фига себе! – хрипло хохотнул Руслан. – Что это было?

– Н-не знаю… – продолжая цепляться за рукав его рубашки, испуганно залепетала я. – Может, из-за статики. У меня платье синтетическое.

– Понятно, – приблизив лицо, он посмотрел прямо мне в зрачки.

Я замерла. Боже, неужели он меня сейчас поцелует?! Не ошиблась. Наклонившись, парень потянулся к моим губам. Меня бросило в жар, и ладони мгновенно вспотели. Но, едва коснувшись моих губ, Руслан тут, же отстранился.

– Ладно, не будем делать этого в вонючем подъезде. Не знаю, как тебя, а меня тошнит от запаха этих кошек!

– Не любишь кошек? – насторожилась я.

– Терпеть не могу. А ты?

И тут я почему-то солгала. Ведь любила кошек, и даже дома имела рыжую пушистую красавицу Терезу, а солгала. Наверное, очень хотела ему понравиться. Глупо? Конечно, но тогда я этого не понимала… Домой примчалась сама не своя. Мама сразу это заметила:

– Даш, ты чего сияешь? Влюбилась, что ли?

– Влюбилась, – как под гипнозом машинально кивнула я. И тут же испуганно зажала ладошкой рот. – Ой, то есть…

– Ну-ка, ну-ка… – подойдя вплотную, мама пытливо посмотрела мне в лицо. – И кто же этот сказочный принц?

– Это Руслан… Из дома, напротив, со второго этажа…

– Гитарист, что ли? Неудачный выбор. Он хоть и поступил в институт, а толку от этого не будет. Несерьезный парень.

– Почему? Мам, но ведь ты его совсем не знаешь!

– Лично не знакома, – согласилась мать, – зато наслышана от соседей. Не водись с ним, доченька. Наплачешься.

– Мам, давай не будем слушать сплетни. И делать скоропалительные выводы тоже… — Умоляюще посмотрев ей в глаза, попросила: – Разреши мне самой во всем разобраться.

– Самой? Эх, дочка, у тебя пока так мало жизненного опыта, что ты запросто можешь обмануться.

– Ну и пусть, – опустив голову, прошептала я. Потом замерла, закрыла глаза, вспоминая прикосновение теплых губ. И улыбнулась: – Нет, мам, он меня не обманет. Вот увидишь! В пятницу места себе не находила. Ночью не могла спать, лежала и думала, думала… А что если приду к кинотеатру, а его нет?

Но Руслан оказался на месте. Сказал:

– Молодец! Вовремя пришла, не то, что некоторые! Некоторые?! Меня залила жгучая ревность. Конечно, у него же были до меня девушки. Некоторых я и сама видела. Но я… в жизни не пошла бы в кино, ни с кем, кроме него. И целоваться бы ни с кем другим не стала. Никогда!

– Че накуксилась? Не понравилось, что других вспомнил?

Ответить не смогла. В горле запершило, голос пропал…

– Да ладно тебе, – он обнял меня за плечи. – Теперь это в прошлом. Я ведь не султан – гарем заводить. А такой симпатюле, как ты, и вовсе изменять не собираюсь.

– Так я тебе нравлюсь? – вспыхнула от радости.

– Ясное дело. Иначе, зачем бы тебя на свидание приглашал?

– Знаешь, а я ведь тебя давно люблю, – вдруг выпалила я.

– Да? Странно, мы ведь и не пересекались. Ты с малышней кучковалась, а я с ребятами постарше. И вдруг…

– И вдруг я до тебя доросла, – радостно закончила я.

– Ладно, пошли, сипатюля, – он шутливо щелкнул меня по носу. – А то на сеанс опоздаем…

Совершенно не помню, какой тогда был фильм. Вместо того чтобы смотреть на экран, мы с Русланом целовались без передыху. Русик тискал мою грудь, и я его не отталкивала, потому что никогда не испытывала ничего слаще этих грубоватых мужских прикосновений.

Наконец на экране замелькали титры, в зале зажегся свет.

– Понравилось? – глядя на меня озорными глазами, хрипловато спросил Руслан,

Я, стыдливо потупив взор, кивнула.

– Мне тоже… – улыбнулся он, потом посмотрел в сторону выхода. – Посидим еще, пусть толпа чуток рассосется. Минут десять мы сидели, взявшись за руки, потом в проходе показалась билетерша. Посмотрев на нас, сердито выпучила глаза: «А вы че здесь расселись?! Вам что, нужно особое приглашение?»

Вздрогнув, я испуганно подскочила с сиденья. Вслед за мной нехотя поднялся Руслан. Посмотрев на тетку, презрительно пробурчал:

– И живет же кто-то с такой грымзой!

– Тише, – прошептала я. – Вдруг она услышит.

– Да плевать я на нее хотел, понятно?! – в подтверждение слов Русик смачно плюнул себе под ноги.

Несмотря на строгое воспитание, его поступок не вызвал у меня протеста. Более того, я подумала: «Молодец, не даст себя обидеть. Не то, что я – рохля рохлей!» Домой мы шли очень медленно. Время от времени останавливались и целовались… Уже у подъезда он спросил:

– Дашка, научи меня музыкальной грамоте! Хотя бы азы…

– Конечно, с удовольствием, – кивнула я. – А зачем тебе?

– Как зачем? – удивился он. – Я ведь музыкантом хочу стать. Кстати, меня взяли гитаристом в ансамбль, в институте. Там барабанщик, бас-гитарист и я.

– Здорово! – восхитилась я. – А какой у вас репертуар?

– Разный, – уклончиво хмыкнул Руслан. – Зажимают, сама знаешь. А вообще люблю битлов. А ты?

– Спрашиваешь! Кто же не любит четверку из Ливерпуля!

– Во-во! – прислонившись к стене, он вытащил из кармана сигареты. – А кто из четверых тебе больше нравится?

– Пол Маккартни. А тебе?

– Джон Леннон. У меня и в институте кликуха – Джонни.

– А меня в школе Сонькой Золотой Ручкой называют.

– Почему это? Ты что же, тыришь там чужие вещи?

– Что ты… – зардевшись, пояснила я. – Просто всегда руки берегу, в волейбол играть боюсь. Вот ребята и смеются…

Странная штука любовь…

С тех пор как в моей жизни появился Руслан, все время хотелось находиться с ним рядом. В те часы, когда давала ему уроки музыки, чувствовала себя такой счастливой! А мама лишь головой качала:

– Тебе не Руслана учить нужно, а самой над учебниками сидеть! Завалишь выпускные экзамены, что тогда?

– Не завалю, – отмахивалась я. – И потом, для музыкального училища важны не математика с физикой, а техника игры. А с этим у меня все в порядке.

– В порядке… – насмешливо хмыкала мать. – За пианино только из-под палки садишься. Все Русик да Русик…

– Вот станет он известным музыкантом, тогда ты поймешь, зачем твоя дочь с ним занималась, – усмехалась я. – Он ведь до этого музыку на слух подбирал. А теперь…

– Угу, а теперь время у тебя отнимает, – вздыхала мать. – Помяни мое слово – музыкантом он все равно не станет.

– Почему ты так решила?

– Ну, здрасьте! А зачем же он тогда в политехе учится?

– Ну-у-у… Наверное, потому что его мама настояла…

– Настояла? – мама покачала головой. – Тогда понятно. Ну ладно, не будем ссориться. Как говорится, время покажет.

Время показало. В середине апреля я почувствовала, что со мной творится что-то странное: месячных нет, тошнота по утрам. Полезла в медицинский справочник и ужаснулась. Допрыгалась! Бросилась ничком на кровать и разрыдалась. Русик, Русик, что мы с тобой наделали!..

Выпускные экзамены сдавала с трудом. Как ни старалась сосредоточиться на билетах, в голову ничего не лезло. Узнав об очередной тройке, мама пришла в ужас:

– Ну вот! Говорила же, что эта любовь вылезет тебе боком! «Да уж вылезла так вылезла, – отвернувшись, чтобы скрыть слезы, подумала я. – Скоро ни одна юбка не налезет. А Русик даже ни о чем не догадывается. Бренчит дни и ночи на своей гитаре – и никаких проблем! А тут как сяду за фортепиано, так сразу мутить начинает. Кошмар!»

Худо-бедно, но экзамены я все, же сдала. Нужно было готовиться к выпускному балу. Платье мама решила сшить мне сама. Снимая мерку, нахмурилась:

– Даш, тебе не кажется, что ты поправилась? Грудь налилась, животик… – сказала, и рот ладошкой закрыла. Будто боялась, что закричит. Потом тихо так, шепотом: – Даш, ты что, беременна?

– Угу… – сердце у меня ушло в пятки.

– Давно? – опустившись на стул, она уставилась на меня расширенными от ужаса глазами.

– Угу… – я судорожно всхлипнула. – Наверное…

– Убила… – уронив руки, мама стала раскачиваться из стороны в сторону. Потом вдруг резко замерла: – Он знает?

– Руслан? Н-нет…

– Как это нет?! Почему?

– Не знаю. Боюсь ему сказать.

– Зато я не боюсь. Идем!

Решительно подошла ко мне, взяв за руку, повела к двери. Руслана не застали, дома была только его мать. Она выслушала маму молча, потом сухо сказала:

– Хорошо, я поговорю с сыном, когда он вернется. Если он скажет, что это его ребенок…

– Это его ребенок! – сжав кулачки, заплакала я.

– Возможно, – сквозь зубы сердито произнесла Лидия Петровна. – Но я бы предпочла услышать это от сына.

Вышли мы как оплеванные. Придя домой, я приготовилась выслушать обвинительную речь, но мама заперлась в ванной. Я отправилась в свою комнату. Встав у темного окна, стала ждать, когда вернется домой любимый.

Наконец увидела, как он входит в подъезд. Помчалась к двери, молнией проскочила два пролета. Выскочив из парадного, подбежала к кустам сирени под окнами Руслана. И тут же услыхала гневный голос Лидии Петровны:

– Искал развлечений? Теперь расплачивайся!

– А что ты хотела? – злобно огрызнулся он. – Чтоб жил монахом и женился девственником?! Так не бывает! Это как дегустация… И потом, в чем проблема? Даша сделает аборт.

– При таком сроке?! – завопила мать. – Это исключено!

– Тогда пусть рожает. Буду платить алименты.

– Алименты?! С чего? Работать пойдешь?

– А что? Институт все равно надоел. Мне музыка нужна…

– Музыка?! Будет тебе скоро музыка! – снова истерично завопила Лидия Петровна. – Вон из тех окон напротив. И вокалистом будет твой собственный отпрыск!

– Ладно, разберусь! – рявкнул Руслан.

В их квартире громко хлопнула дверь. Сделав шаг вперед, я притаилась в кустарнике. Не хотелось видеть человека, который предал меня и своего ребенка…

…Родители решили устроить мне искусственные роды. Руслан с матерью уехали,а то я бы не согласилась. Но они вдруг исчезли. Переехали спешно, никому не сказав куда…

Полгода я приходила в себя после родов. Ночи не спала, все время чудилось, что слышу плач своего ребенка. Не выдержав, решила уехать из города, и…

На вокзале встретила Костю. Вернее, он меня окликнул: «Девушка, вам не нужен попутчик на всю жизнь?» Я обернулась, чтобы сказать какую-то дерзость, но… Короче, через три месяца мы поженились.

Через пять лет родилась Машка, потом Боря. Как радовался появлению детей Костя! Он оказался заботливым отцом и мужем…

…Простившись с последним гостем, я подошла к сцене, на которой, сгорбившись, сидел одинокий пожилой гитарист.

– Тебя не узнать. Поседел, в очках…

– Зато ты совсем не постарела. Изменилась, но не постарела. И выглядишь такой успешной, что даже завидно.

– Завидно? – переспросила я. – Почему?

– Как почему? У тебя семья, дети, внуки, а я… одинокий волк. И звездой не стал.

– Пришло время собирать камни, – поднимаясь навстречу мужу, сказала я. – А путь к звездам не может лежать через предательство.

Время собирать камни - история из жизни

Время собирать камни — история из жизни.

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: