Вне юрисдикции — мистическая история

Вне юрисдикции — мистическая история.

Бросив карандаш, он схватил мобильный. Звонок был из соседнего округа, где произошло последнее убийство:

— Фарелл, слушаю… — раздраженно проворчал он, — Детектив, есть материалы, по делу археологов. К нам пришел какой-то псих, он утверждает, что видел убийство Миссис Норман. Мы его не допрашивали, ждем Вас — голос в трубке был взволнован.

Фарелл мгновенно взвился со стула:

— Уже в пути. Ждите. Ничего не предпринимайте без меня.

Вне юрисдикции — мистическая история

— И вы, мать вашу, три дня скрывали важнейшую улику? —  Фарелл был багровый от ярости. Прямо перед ним, с трудом вжавшись в неудобный, деревянный стул, сидел допрашиваемый: тучный, круглолицый, румянощекий мужчина, с маленькими свиными глазками.

Глаза, его, постоянно блуждали по поверхности стола с начала допроса, он ни разу не взглянул в глаза детективу:

— Простите. В тот вечер, в мотеле, где нашли девушку, я заснял его на камеру телефона. Но оно заметило меня… Я… Я очень испугался, три дня сидел дома, думал оно и за мной придёт…

— Какое, нахрен «оно»?!!! — Фарелл резко встал, едва не опрокинув стол, и начал мерить шагами тесный кабинет, — В сотый раз спрашиваю: кто убил девушку? Вы видели лицо убийцы?

Толстячок на стуле, смешно втянул голову в плечи, словно ожидая тумака. Фарелл глубоко вдохнул, мысленно сосчитал до десяти, и уже спокойно, стараясь не пугать свидетеля, продолжил.

— Господин Ридли, эти сведения помогут засадить опасного психопата за решетку. Сейчас не время включать фантазию, и говорить загадками. Или сотрудничайте со следствием, или не мешайте.

— Я не видел лица, только силуэт. — Едва слышно прошелестел Ридли, — Снимки у меня в ноутбуке, сами увидите…

— За ноутбуком уже выехали. Мы скопируем файлы, и после Вы будете свободны. Я поставлю охрану у Вашего дома, Вам нечего бояться.

— Я так не считаю. Оно точно придёт за мной. Я знаю.

Он, впервые, взглянул в глаза Фареллу. В водянистых глазах толстячка, детектив прочел неописуемый ужас: — это вне юрисдикции…

* * *

— Что скажешь, Шенон? — Помощница местного шерифа, совместно и эксперт фотограф, озадаченно разглядывала фото, распечатанные с компьютера Ридли, — Очень похоже на дефект пленки, но фото —  цифровые. Дефектов камеры я не обнаружила,женщина пожала плечами, — Следов обработки, судя по всему, тоже нет. Никогда не видела ничего подобного.

— Ты хочешь сказать, я должен поверить в демона-убийцу?

— Я хочу сказать: нам не все дано понять. В мире много такого, что мы не сможем охватить сознанием. Есть такие вещи…

— Я не верю в такие вещи — отрезал Фарелл. Скептик внутри него просто безумствовал, — Совершено преступление, и виновный должен быть наказан. Больше ничего не хочу слышать: нет никаких призраков. И быть не может. Такое зверство мог совершить лишь человек. Из плоти и крови. И он за это поплатится…

Он с силой тыкал пальцем в фотографию, словно подтверждая свои слова.

— Детектив… Я знаю, что одна из убитых ваша сестра. И… — помощница шерифа замолчала, заметив выражение лица Фаррелла.

— Это не имеет отношения к делу, — холодно проговорил он, — Жду ваши отчеты до вторника. Все материалы по этому делу тоже отправьте мне. И не спускать глаз с Ридли — мне кажется, он что-то скрывает. Если заговорит, первым дело звоните мне. На сегодня все. Жду от Вас полного сотрудничества.

* * *

Свет настольной лампы выхватывал небольшой пятачок из мрака комнаты. Фарелл сидел, тупо разглядывая янтарную жидкость на дне стакана. Лед давно растаял, виски было теплым. На столе, прямо перед Фареллом, лежали две фотографии.

На одной из них — ее детектив всегда носил в бумажнике — была миловидная девушка с растрепанными ветром, огненно-рыжими волосами, и озорными зелеными глазами. Она ласково улыбалась. Эту фотографию сестра сделала на раскопках где-то в Румынии. Около года назад.

Они мало общались друг с другом, однако Фарелл ее любил — защищал в школе, когда она была маленькая, всячески поддерживал, старался уберечь от того зла, с которым повседневно сталкивался на работе…

— Не уберег. — пробормотал он, доливая спиртное в стакан. Бутылкабыла почти пуста.

На второй фотографии бы угольно черный силуэт, тянущийся во все сторон темными лентами тьмы, склонившийся над телом. Тварь смотрела прямо в объектив камеры — это можно было определить по двум глазам, тускло сияющим словно угольки, выпавшие из тлеющего костра. Без белка и зрачка — две красные звезды, в безграничной тьме космоса.

— Кто же ты?

Фарелл потянувшись за стаканом, случайно опрокинул бутылку, возмущенно звякнув, она упала на паркет, покатившись под стол. Нагнувшись, чтоб ее подобрать, он заметил странное движение — по паркету, извиваясь подобно змейке, текла струйка тьмы. Неприятный холодок пробежался по спине детектива. Зажмурившись, он потер глаза: видение не исчезало.

— Что за черт?- выдохнул он, дрожащей рукой касаясь колеблющихся теней — они волновались, словно густой дым, неохотно отступая от его руки. Взгляд Фарелла пополз вслед струйке, и уткнулся в красные глаза-угольки, заглядывающие под стол.

В ужасе Фарелл отскочил, перевернув стул, и ударившись головой о крышку стола. Широко открытыми глазами, словно завороженный, он наблюдал, как непроницаемо-черный силуэт поднимается над столом, как от него разворачиваются все новые ленты тьмы, извиваясь, подобно плавающим в воде, прядям волос.

Хлопок лопнувшей лампочки, привел Фарелла в себя: метнувшись к кровати, он выхватил пистолет из-под подушки, и открыл огонь. Девять выстрелов — девять попаданий. Пули прошили тень, не причинив никакого вреда, и впились в стену, за спиной твари, вырывая куски штукатурки. Ответом был удар тугой волной воздуха, отбросивший детектива к двери. Запахло озоном.

— Ты спрашивал — кто Я?- раздался глубокий, неестественный бас — страх, притупленный алкоголем, боролся с ощущением неестественности происходящего, — Я — зима. Я — тьма

Я — голод. Я — время. Вы, люди, дали мне имя: Вендиго. — от этого голоса дребезжало оконное стекло, щупальца тьмы ползли по стенам, полу, потолку, тьма опеленала Фарелла. Красные точки-глаза твари остались единственным источником света. Детектив не мог оторвать от них взгляда.

— Кто побеспокоил мой сон — уже мертв. Я больше не убью никого, если оставите меня в покое. Забудете мое имя. Забудьте, что обнаружили в той могиле. Но не забывайте тот страх, что посеян в ваших сердцах, он не позволит повториться этому недоразумению.

Голос стал тише, а тьма медленно растаяла, позволив уличному освещению влиться в комнату. За окном был белый день, хотя только-что была глубокая ночь. Фарелл внезапно почувствовал жуткую усталость. Подняться с пола он не сумел. Сил хватило лишь, чтоб набрать номер на мобильном, и он отключился…

* * *

— Вам нужен покой. Не вставайте, лучше попробуйте поспать. — Равнодушной скороговоркой проговорил пожилой лечащий врач. Фарелл, безуспешно пытавшийся встать, вновь обессиленно лег, уставившись в потолок больничной палаты. Врач ушёл, деловито записав что-то в толстый блокнот.

Детективу было скучно — сутки без дела. Он не привык вот так валяться, но слабость не покидала его: как выяснилось — он провалялся в своей квартире без сознания двое суток. Его нашли обеспокоенные коллеги. В критическом состоянии — с крайней степенью обезвоживания и общего истощения организма. Фотографии с места убийства, бесследно исчезли. Как и ноутбук главного свидетеля.

Самого Ридли нашли в его доме — пускающего слюни, и абсолютно седого. С того момента, он не произнес ни слова — лишь тупо смотрел в одну точку. Фарелл понимал причину этого состояния — тварь, назвавшаяся Вендиго, видимо, заглянула к нему «на огонек».

Все это ему сообщила помощница шерифа Шенон Адкиссон, занимавшаяся изучением фотографий. Ее Вендиго не тронул. Сам он с дрожью вспоминал визит демона. Сомнения развеялись: убийства совершены не человеком, посему — как и говорил Ридли — это вне юрисдикции полиции. Да и людей — в общем.

Дело придется пустить «на спущенных»- он ничем не сможет помочь. Даже если убийства продолжатся. Понимание этого факта, вызывало злость: в первую очередь — на себя, самого. Он не сможет отомстить за сестру. Убийца не будет наказан. Да и какое наказание, будет впору, для исчадия ада?! Фарелл понимал — в данной ситуации, он бессилен.

Внезапно ртутные лампы под потолком, замерцали, и погасли. В коридоре — тоже. Повисла вязкая тьма, вперемешку с звенящей тишиной, звуки просто исчезли, словно на голову положили пуховую подушку.

Мысли в голове беспорядочно метались, вызывая головную боль. Страх заскреб в душе, когтистой лапкой-  неужели тварь вернулась? Но это был не демон. В тусклом сиянии бледно-голубого ореола, прямо из воздуха материализавалась полупрозрачная фигура молодой девушки.

— Люси? … — его голос дрожал, срывался. Гортань судорожно сокращалась, не давая проглотить слюну, -Это ты, Люси?

Воздух в палате пронзила волна нестерпимого холода, и зазвенел голос:

— Да, Майк. Это — Я. — Силуэт приобрел четкие очертания, и подплыл ближе.

— Но ты… мертва? Люси, боже мой! Мне так жаль… — Фарелл изо всех сил тянулся к ней. Страх сменился безграничной скорбью, сдавившей сердце стальным обручем.

— Мертва, — Призрачные глаза Люси Фарелл были полны жалости, — И мне сейчас легче, чем тебе. Смерть ужасна для живых. Не печалься, пока жива память обо мне, жива и я. Не вини себя — ты не смог бы меня спасти. Твоя боль и жажда мести меня не вернут. Однажды мы встретимся, а пока — прощай…

Призрак растворился, оставив после себя запах морозного утра, и слезы, текущие по лицу Майка Фарелла.

— До встречи, сестренка… Я люблю тебя…

Вне юрисдикции - мистическая история

Вне юрисдикции — мистическая история.

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: