Трудный подросток — история из жизни

Трудный подросток — история из жизни. Лишь объединившись, мы смогли справиться с нашими трудностями…

  • Оксана

Опять он оставил свет в туалете! Ох уж этот Антон! Растет таким разгильдяем! Весь в папочку!
— Погаси за собой свет! — потребовала я, входя в комнату сына, на двери которой висела табличка с многозначительной надписью по-английски: «Danger!», расположенной над ужасающим черепом с перекрещенными костями. М-да… Очередной подарок от любимого папули…

— Сама погаси, — буркнул сын, не отрываясь от экрана.
— Послушай, дружок, — я невольно повысила тон. — Нажать на выключатель не проблема, но речь ведь идет о твоих дурных привычках. А электричество необходимо беречь.
— Ладно, буду гасить, — произнес Антон так, словно отмахивался от назойливой мухи. Он по-прежнему сидел, уставясь в монитор компьютера, и даже не повернул головы.

— Даю тебе еще полчаса на твой чат. А потом принимайся за историю. Завтра контрольная, помнишь? Проверю…
— Ага, — и невозмутимо продолжал стучать по клавишам. Я вышла и взялась за глажку. Но минут через сорок снова вернулась. Антошка словно застыл в том же положении.
— Быстро выключи комп и возьми книгу! — потребовала. Однако сын закатил глаза к потолку и что-то прошипел себе под нос. И лишь когда я подошла ближе, подчинился.
— История. Через час буду проверять с пристрастием. — Добавила строго и, прежде чем выйти, убедилась, что парень склонился над учебником.

Трудный подросток — история из жизни

Закончив гладить, начала варить суп на завтра, чтобы сыну осталось только подогреть, когда он вернется из школы. Пока чистила картошку и лук, думала о том, как долго еще протянется этот «трудный возраст». Пару лет назад Антон очень изменился, стал совершенно неуправляемым. Подросток, что делать… Но если так будет продолжаться и дальше, мои нервы не выдержат.

— Ну вот, готово, — Антошка вошел в кухню и протянул мне учебник. — Можешь начинать свой допрос.
— Когда началась первая мировая война? — спросила, пропустив мимо ушей сыновью колкость.
— Э… Погоди… Сейчас вспомню, — промямлил Антон.
— Не знаешь. Иди, учи, а то опять схлопочешь двойку.

Старалась говорить как можно спокойнее, хотя внутри все кипело. Была уверена: лишь твердость и самообладание способны принести положительный результат. Да и кто мне поможет? Рассчитывать нужно исключительно на себя.

  • Виктор

Когда я вошел в квартиру бывшей жены, сын сразу же выскочил из своей комнаты.
— Ура, папа! Наконец-то! — радостно воскликнул он.
Я тоже любил наши общие выходные. Правда, они случались всего пару раз в месяц — на уик-энд плюс две среды, после дополнительных занятий Антошки английским.
— Не забыл взять учебники? — строго спросила Оксана.
— О господи! — возмутился сын. — Опять то же самое!

Однако мы с ним оба знали: в выходные следует отдыхать. Я взял у сына тяжелый рюкзак и открыл входную дверь.
— Виктор, помоги ему с математикой, — напутствовала Оксана, обожающая раздавать поручения. — И по географии спроси, потому что в понедельник у них контрольная. Очень прошу, отнесись к этому серьезно. На носу конец года. Мы же не хотим, чтобы сын стал двоечником… Боже, ее покровительственный тон просто невыносим!

— Конечно, не хотим, — согласился я.
— И помните: не пиццей единой жив человек, — сказала, догнав нас в коридоре, когда мы уже входили в лифт.
— Но также цветной капустой и брокколи, — добавил я, рассмеявшись, а Антон, когда кабинка уже тронулась, поднес ладонь к горлу, показывая, как его тошнит от вечных маминых овощей. — Так, что мы будем сегодня делать? — спросил я на улице.
— Ну… Сначала кино, потом боулинг, — предложил сын.
— Заметано! — согласился я и, хитро глядя на Тошку, таинственным шепотом уточнил: — А до того?
— Пицца! — воскликнули мы почти одновременно.
— Возьмем с овощами, — многозначительно подмигнул сыну. — Или, например, с грибами. Что скажешь?
— Ага! Грибы — очень полезные овощи, — сострил он.

Мы сели в машину и поехали. Честно говоря, нашим отношениям с сыном можно было позавидовать. А вот Оксане, что скрывать, так и не удалось найти правильный подход к ребенку. Ведь дружба сама по себе не возникает, ее нужно строить. Вместе проводить свободное время, искать общие интересы, взаимопонимание… Ну и… Очень важны легкие, ни к чему не обязывающие беседы. Без нравоучений.

— Как дела в школе? — спросил я. — Что там у тебя с географией? Возникла какая-то проблема?
— Спокойно, пап! Сам справлюсь! Ты ж меня знаешь, — ответил трудный подросток Антон тоном, не допускающим сомнений.
— Конечно, справишься. Ведь ты — мой сын. Или… может, чего-то не понимаешь? Говори, не стесняйся!
—Да все я прекрасно понимаю. Просто эта вредная училка взъелась на меня ни с того ни с сего. Противная баба!

— Знаешь, я в школе тоже не любил географичку, — искренне признался я.— А математичка была еще хуже.
— Вот-вот. Один только физрук у нас классный!
— Ну и правильно! Мужчина должен заниматься физкультурой, быть сильным. Иначе его никто не станет уважать… А завтра, с самого утра, поедем в аквапарк.
— Супер! — обрадовался Антошка. — Виват аквапарку!

  • Оксана

Когда Антон проводил выходные у отца, я могла хоть немного отдышаться. Однако этот относительный отдых все равно отравляли постоянные переживания о ребенке. Увы, моего бывшего мужа никак нельзя назвать ответственным. Пошутить, посмеяться, потрепаться для него самое то. Развлечения всегда были стихией Виктора.

А вот построить с этим человеком серьезные прочные отношения мне не удалось. Пока жили сами, все шло прекрасно. Но рождение ребенка полностью изменило нашу жизнь. С Антошкой Витя мне практически не помогал. Не проявлял никакой заботы о малыше и отлынивал от домашних дел. Я как-то быстро осознала свою материнскую ответственность, а вот мужу полностью ощутить себя отцом не удавалось.

Начались обиды, претензии, ссоры, а потом и жуткие скандалы. В конце концов, мы расстались. Но когда сын подрос настолько, что с ним уже стало интересно играть, Виктор возобновил контакты с ребенком. Оно и понятно — игрун есть игрун. Ну и в результате на мои плечи легло самое трудное — воспитание Антона, занятия уроками, уборка, готовка…

А бывший супруг вошел в роль старшего брата, а не отца. Он развлекал Тошку. Неудивительно, что мальчишка обожает своего папочку.

  • Виктор

Классно провели уик-энд, правда? — спросил я, когда подвозил сына к дому, желая лишний раз убедиться, что ему все понравилось. Надеялся, хоть у меня парню удается отдохнуть от серых будней. Ведь жизнь так часто бывает унылой и монотонной. Еще наступит время, когда моему мальчику придется напрягать мозги, думать о работе, обеспечивать семью и отвечать за все и вся. А сейчас пусть развлекается. Детство для того и дано.

— Просто супер! — воскликнул Антон. — Спасибо, папа!
— Ну ладно, тогда беги! Пока!

Я постоял, пока он вошел в подъезд, потом взглянул наверх. Оксана как всегда наблюдала из окна. Наверняка была напряженная и чем-нибудь озабоченная. Это, по-моему, ее главная проблема. Она не способна расслабиться ни на минуту. И не умеет прощать. Потому так и несчастлива. И именно из-за этого у нас с ней ничего не вышло. Впрочем, должен признать: сначала все шло хорошо. Пока не родился сын. Раньше я всегда думал, как замечательно иметь ребенка, открывать для него мир, всему учить…

К сожалению, супруга превратила радость отцовства и материнства в тернистый путь, состоящий из сплошных страданий, запретов, предписаний. Постоянно опасалась каких-то болезней, инфекций, якобы угрожающих Тошке. В итоге я стал бояться даже подходить к малышу. А если что-то и делал для него, то все равно, по мнению жены, очень плохо.

И, в конце концов, просто перестал предлагать свою помощь, отстранился. Когда же Оксана захотела жить отдельно, воспринял это с облегчением. Ну, какой смысл бороться с человеком, до которого не доходят никакие аргументы? Что ему можно доказать? Как объяснить?!

С тех пор прошло четырнадцать лет. Но больше я не женился — вполне хватило одного раза. Зато в профессиональном отношении мои дела идут прекрасно. И, каким бы странным это не показалось бывшей жене, именно благодаря развлечениям. Сейчас я создаю компьютерные игры. Очень приятное занятие!

Оксана наверняка уверена, что я скверно закончу свою «безответственную» жизнь. Во всяком случае, она предсказывала такое, когда мы расставались.

  • Оксана

Ну вот, опять опоздала на родительское собрание! Как все успеть, когда столько дел?! Классная руководительница положила передо мной листок с оценками. Боже мой, сколько двоек и единиц нахватал мой трудный подросток! Аж дурно стало. Пара троек… И лишь по физкультуре «пять». «Ну, все, прибью его просто!» — решила я в бешенстве.

Расстроилась так, что совершенно не воспринимала, о чем говорит учительница. Очнулась только, когда она попросила меня остаться после собрания. Подошла к ее столу и начала первой:
— Я уже все поняла, вижу оценки своего охламона…
— Вот именно, ему угрожают двойки по географии и математике, а по истории — совсем слабенькая тройка. А ведь он умный мальчик и мог бы учиться намного лучше.

— В том-то и дело. Дома шкуру с него спущу, ей-богу!
— Может, достаточно твердого запрета на компьютер? — предложила учительница. — И это исключить, — она протянула мне небольшую консоль для игр, которую Виктор недавно подарил сыну. — Антон играл на уроках, и я отобрала у него эту штуковину. Теперь возвращаю вам.

— Да, больше никаких игр! И ноутбук заберу. Даже не представляла, что все настолько запущено. Сын говорил, что исправил плохие оценки,— объясняла я, сгорая со стыда.

Когда вернулась домой, Антон, как всегда сидел в чате. Без слов подошла, захлопнула ноутбук и вынесла его к себе.

— До каникул — никакого компьютера и никаких игр! Тебе грозят годовые двойки по трем предметам! Что ты себе думаешь, Антон?! Неужели не стыдно? На собрании мне хотелось спрятаться под парту! Позор! Какой позор, Господи!

— Ой, мама, не преувеличивай! Вечно напрягаешься не по делу. Как часто я слышала это «напрягаешься» от мужа! Дрожащими руками набрала на мобилке номер Виктора и выпалила:
— Ну, спасибо! Вот так помог сыну с уроками! А ведь я тебя просила! В общем, учти: до конца учебного года вы больше не встречаетесь! Ясно?!
— Хм… Преувеличиваешь. Как всегда, — прозвучало в ответ.
— А ты, как обычно, ведешь себя безответственно. Остался таким же незрелым, как и был. И тут Антон выскочил из квартиры. Я рванула к окну и увидела, что он выбегает из подъезда.

  • Виктор

Что там у вас случилось? — спросил я, услышав, как Оксана громко закричала: «Вернись!» — Это ты Антошке? Куда он побежал? Ведь уже поздно!
— Ты меня спрашиваешь?! Тебе лучше знать, вы же так понимаете друг друга! Боже, а если он что-нибудь с собой сделает?! Это все из-за тебя! — и она вдруг разрыдалась.
— Для начала успокойся. Слезами тут не поможешь.

— Ах, каким ты стал рассудительным! Ну, надо же… Жаль только, что так поздно. Просила ведь помочь, подготовить его к контрольной по математике! А вы чем занимались? Играли в твои идиотские игры?!
— Благодаря этим, как ты выражаешься, идиотским играм, ему не приходится завидовать своим сверстникам! — напомнил я, начиная нервничать. — Могу запросто купить сыну все, что он только пожелает!

— Ну-ну, — язвительно согласилась Оксана. — Купить все. Вот именно! Считаешь, от ребенка можно просто откупиться? Нуда, зачем тратить силы, время, душу, наконец! Подарил игрушку — и достаточно. Добрый папочка! А что потом из сына вырастет, никогда не задумывался? Станет ли он порядочным человеком? Или останется вечным мальчиком, привыкшим к одним развлечениям?!

А вся черная работа, естественно, достается мне. Пойми, только ежедневное воспитание с определенными запретами и обязанностями даст нормальный результат! Поэтому я и слежу за его режимом, уроками, стараюсь не распускать парня, правильно кормить, убираю, стираю, и…

— А я морю его голодом, ясное дело, — усмехнулся я. Честно говоря, мне надоело выслушивать глупости бывшей жены, хотелось скорее прекратить бесполезный разговор.
— Не строй из себя дурака, — отрезала Оксана. — Конечно, вы оба считаете меня плохой, я же приучаю Антона к дисциплине, ответственности и добросовестности! Кому это понравится?! Зато ты остаешься замечательным, понимающим папочкой… Делать подарочки по выходным на всем готовеньком нетрудно… Но вот если бы ты воспитывал его каждый день, твое настроение значительно бы ухудшилось. Уверяю тебя. Ладно, что тратить попусту время, лучше пойду искать сына! — И она отключилась.

«Нужно как можно скорее найти Антошку», — решил я и сразу же набрал на мобилке его номер. Сын не отвечал, но я набирал снова и снова, пока, наконец, не дозвонился.
— Пап, — трагически простонал Антон. — Приедешь за мной? Прошу тебя!
— Где ты сейчас?
— Возле торгового центра. Приезжай!

Я сел в машину и через пять минут увидел сгорбленную Тошкину фигурку. Он стоял на автостоянке, возле магазина. Я вышел из салона и направился к сыну.
— Идем, пройдемся, — предложил ему. — Купить колу?

Он кивнул. В сквере мы сели на скамейку. Я, молча, ждал.
— Папа, — начал Антон, — я хочу жить с тобой!
— Мне бы тоже этого очень хотелось, сынок. Но мама не согласится. По крайней мере, сейчас. Давай поговорим по этому поводу сразу же после каникул, хорошо?
— Нет, — резко возразил мой трудный подросток. — Умоляю! Не заставляй меня возвращаться туда! Она меня совсем не понимает. Прошу. Я буду учиться, обещаю! Исправлю все оценки…
— Ну, тогда идем. Отвезу тебя к себе, а потом поеду говорить с мамой. Посмотрим, что удастся сделать…

Оксана, к моему удивлению, сопротивлялась совсем недолго и очень быстро согласилась! Никак не ожидал, что она так поведет себя. Вообще бывшая была какая-то странная и тихая. Подавленная, что ли… В общем, уговорил я ее.

— Антон, вставай! — крикнул на следующее утро, распахнув дверь в комнату сына. — Уже семь. У тебя всего лишь пятнадцать минут, чтобы умыться и одеться. И приходи завтракать.
— Угу, — сонно пробормотал мальчишка, — сейчас встаю, папа…

Я приготовил бутерброды в школу, положил в кулек пару бананов и яблок — пусть она не думает, что у отца ребенок лишен витаминов! И, допив свой кофе, взглянул на часы: двадцать минут восьмого!
— Ты идешь? — громко позвал Антошку. В ответ — ни звука, полная тишина.
— Так дело не пойдет! — разозлился я. — Вставай! На дорогах пробки, ты опоздаешь! Антон лениво приоткрыл один глаз:
— Пап, еще пять минут! Ну, пожалуйста…
— А ну-ка, немедленно поднимайся! — я стянул с него одеяло. — Раз, два!

Сын долго сидел на кровати, потом поплелся в ванную… В результате мы выехали без четверти восемь. В школе были за минуту до звонка, а на работу я опоздал на полчаса.
— Сегодня ляжешь ровно в десять, — сказал Антону, вернувшись с работы. — Почему, сам знаешь, не так ли?
— Хорошо, — согласился он. — А что у нас на ужин?
— Рисовые крокеты с овощами. Замечательно, правда?
— Хм… Совсем как у мамы… Я бы предпочел пиццу…
— Ладно, так и быть, оставим их на завтра. Звони, заказывай пиццу. Ведь живем-то всего лишь раз!

Мы поужинали, немного поболтали и разошлись по своим комнатам. Мне надо было хорошенько обдумать стратегию новой игры, а сын занялся уроками. Во всяком случае, именно так я наивно полагал. Но когда вошел в комнату Тошки, оказалось, что он болтает с кем-то в чате. На следующий день мы оба проспали…

— Не переживай, пап. У нас все равно нет первого урока. Училка заболела. — Успокоил меня Антошка.

«Пора вводить жесткий распорядок и укреплять дисциплину, — решил по дороге на работу. —У меня сын  трудный подросток? Так больше нельзя».
— Давай-ка уберем дома, — предложил сыну вечером. — Собери и вымой чашки, они нам с тобой еще пригодятся.
— О’кей, — согласился он и пошел к себе. — Минуточку…

Я думал, за посудой. На его письменном столе скопилась куча немытых чашек… Не знаю, что в понимании сына означала «минуточка», но вся посуда досталась мне. И прибрать пришлось самому. Но я решил: учеба важнее всего.
— Зубришь? — спросил, заглянув в комнату сына.
— Зубрю, — ответил Антон, не отрывая глаз от компа. — Консультируюсь с Полей. Она у нас в математике ас. Не буди меня завтра. У нас третий урок. Сам доеду, трамваем.

  • Оксана

Отпросившись с работы чуть пораньше, я приехала в школу и робко постучала в дверь учительской.
— Здравствуйте! А есть еще классный руководитель восьмого «А»? — спросила у географички.
— Вот-вот будет. Вы входите, пожалуйста. Хорошо, что пришли. Я как раз выставляю оценки. К сожалению, вынуждена поставить Антону двойку за год. В августе его ждет переэкзаменовка. Вот, сами посмотрите, — она подвинула мне классный журнал. — Не исправил в течение четверти ни одной оценки, не явился ни на одну контрольную. На последнем уроке его тоже не было. На всех же остальных он в тот день присутствовал, — с обидой добавила женщина.

Я заглянула в журнал, провела пальцем вдоль строки и, не поверив своим глазам, спросила учительницу:
— Но откуда, же у него может быть столько пропущенных уроков?! Ничего не понимаю! Абсолютно ничего…
— Что именно не понимаете? Это прогулы. Сегодня, позавчера, в понедельник. И дальше: в пятницу, во вторник.

Точно в те же дни не было и Ростислава. А ведь мальчики дружат. И вполне возможно, вместе прогуливают. Выходит, с тех пор как Антон переехал к Виктору, стал самостоятельно устраивать себе «выходные»! «Маленький негодяй! И взрослый… тоже тот еще! Вечный мальчик, безответственный игрун! — думала я, чувствуя, как внутри все закипает. — Нет, говорить с классной сил уже нет!»

Опрометью выбежала из школы и поехала к бывшему мужу. Нажала кнопку домофона, но никто не открыл. Тогда позвонила Виктору на мобильный и произнесла отрывисто:
— Жду тебя возле твоего дома. Надо срочно поговорить.

  • Виктор

Затормозив на перекрестке, я почувствовал, что завибрировал мобильник. На экране высветился номер бывшей супруги. Подъехав к дому, увидел ее, причем чернее тучи, а это, конечно, не сулило ничего хорошего.
— Идем! — рявкнула Оксана. — Подождем наверху, пока Антон вернется. Правда, неизвестно откуда, но уж точно не из школы. Я там только что была. У него сплошные прогулы! Достойный сын своего отца! Сегодня же забираю мальчишку домой! Хватит!

Открыв дверь квартиры, я замер на пороге, сразу узнав музыку из последней, еще недоделанной игры. Звуки стрельбы и вопли чудовищ нельзя было ни с чем спутать. Мы с бывшей вошли. За моим компьютером сидели Антошка и его приятель Ростик. Они так сильно увлеклись происходящим на экране, что даже не услышали нас.
— Господи, да что же здесь творится?! — заорала Оксана.

Мальчишки вскочили со стульев. Я подошел к столу и выключил комп. Стало так тихо, что было слышно, как тяжело дышит жена и как бешено, колотятся сердца пацанов.
— Антон, что ты здесь делаешь? — наконец спросил я.
— Э… Мы… То есть я… — виновато мямлил Антошка.
— Твой сын, — прервала Оксана его невнятный монолог, — не ходит в школу. И теперь мы, по крайней мере, знаем, чем он занимается вместо уроков. И с кем. Ростислав, твоя мама, наверное, страшно обрадуется, когда я ей позвоню… У тебя что, тоже две годовые двойки?
— Как две двойки?! — изумился я. — Ничего не понимаю!

Ростик поспешно попрощался и выбежал из квартиры.

Антошка продолжал стоять на том же месте как вкопанный.
— Как ты мог?! — спросил я с упреком.
— Хотел показать другу новую игру…
— Во время уроков?! Ты же обещал взяться за учебу. Конец года, необходимо заниматься… От тебя же больше абсолютно ничего не требовалось. Эх ты… Так меня подвел!
— Да ты сам подвел нас обоих! — взвизгнула Оксана. — «Можешь мне доверять! Можешь мне доверять!» — передразнила она меня, повторив мои собственные слова из нашего последнего с ней разговора. — Ну, поверила. И что?! В общем, как хочешь, а сына забираю.

И с сегодняшнего дня до переэкзаменовки в августе никакого компьютера и никаких дружков. Ни-че-го! Даже из дому он без меня не выйдет! Ясно?
— Оксана, успокойся, пожалуйста, — попросил я.
— Антон, немедленно собирай вещи! — она повернулась туда, где только что стоял сын. Но его уже и след простыл! Я выскочил в коридор. Входная дверь распахнута…
— Убежал… — констатировал я, вернувшись в комнату.
— Так чего ты ждешь? — спросила Оксана с раздражением.

Мы выбежали из подъезда. Тошки нигде не было. Обошли вокруг дома, потом сели в машину и медленно поехали вдоль окрестных улиц, каждую минуту набирая его номер…
— Возвращаемся! — наконец произнес я. — Будем ждать дома. Если оболтус трудный подросток не вернется до вечера, сообщим в милицию.
— Лучше я поеду к себе. Может, он все-таки пошел туда.
— Сомневаюсь. Но поезжай, конечно, если так надо… «Оксана совершенно права: во всем только моя вина. Относился к ребенку, как к взрослому парню. Да… Действительно, отец из меня никакой…» — думал с горечью и стыдом, оставшись один. Размышления прервал звонок жены.
— Антон нашелся, — всхлипнула она и отключилась.
Не мешкая ни минуты, поехал к ней. Бывшая открыла, вся заплаканная. Немудрено при таком диком напряжении. Ведь и сам я был совершенно измотан.

  • Оксана

Было уже начало одиннадцатого. Я сидела и тупо смотрела на экран мобилки. Что я наделала? Если бы не реагировала всегда так резко, умела сдерживать себя… Нет, не один Виктор виноват. Я тоже хороша… Надо было чаще ходить в школу, беседовать с сыном. Найти к нему подход, в конце концов, а не только приказывать и дергать без конца. А вдруг мальчик что-то с собой сделает?! У меня аж все похолодело внутри. Когда услышала звонок телефона, подумала: «Боже, сделай так, чтобы с ним надето не случилось. Все что угодно, только не это!»

— Оксанчик,— услышала в трубке голос своей мамы.— Антошка приехал. Говорит, что больше не может с вами. Послушай, может, пусть пока останется у меня? Переночует, я приготовлю его любимый омлет с сыром, поболтаем… Все успокоятся, всё перемелется… Что ты на это скажешь?

— Хорошо, мама. Как хочешь… — я выдохнула с облегчением и отключилась, потом набрала номер Виктора.
— Антон нашелся, — сообщила, а через пятнадцать минут Витя уже позвонил в дверь.

Сдержаться не могла, слезы катились ручьем. Бывший муж подошел ко мне. Близко. Очень близко. Мне так хотелось, чтобы кто-то обнял меня, погладил по голове, как в детстве, сказал, что все будет хорошо… Как я устала отвечать абсолютно за все! Положила голову Виктору на плечо…

— Не плачь, — прошептал он. — Мы все решим… Я тебе помогу. Обещаю. Знаю, что ты мне не веришь, но вскоре убедишься… Нам нужно выработать общую стратегию.
— Стратегию? — переспросила я, не понимая. — Какую?
— Послушай. В одном я абсолютно уверен: бабушка долго не выдержит с нашим сыном. Он скоро вернется. И бежать ему больше будет некуда. Моя мама живет в другом городе. Очень надеюсь, что Антон туда не поедет…
— Ну да… С него станется… Может и поехать. Ты же ведь мог отправиться куда глаза глядят… А он весь в тебя…
— Мог. Но это было давно… Теперь же нам надо создать общий фронт. Мы должны, наконец, воспитывать Тошку вметете. Видишь, что получается, если порознь. Толку чуть.

  • Виктор

Оксана была такая расстроенная… Я почувствовал, что без поддержки она больше не выдержит
— Антошка у бабушки, — прошептала жена.
— Вот ловкач! Знает босяк, что кто-кто, а уж бабушка точно над ним сжалится… Оксана, я хотел сказать… В общем, вина за то, что произошло, полностью на мне. Не справился, — признался искренне. — Знаешь, вдруг так ясно все понял… Правильно ты сердилась! Есть за что! Думал, что когда Антон переберется ко мне, будет как обычно в выходные. А оказалось, что он трудный подросток, он ни убирать не хочет, ни посуду мыть, вещи бросает, где попало… Учиться не заставишь! Да еще и врет постоянно, манипулирует мной… Как ты вообще с ним справлялась?! Не представляю…

— Справлялась? Да никак, сам видишь. Раз до такого дошло… — тихо произнесла она. — Вместо того, чтобы выстроить правильные отношения и наладить контакт, я просто дрессировала сына. Были бы у нас хорошие отношения, он не захотел бы переезжать куда-то, ведь, правда? Значит, это и моя вина. Не бери все на себя…
— Ну, нет! Ты делала все, что могла! А ко мне пацан переехал, так как знал, что получит полную свободу. И не ошибся, хитрец! Действительно ее получил.

— Знаешь, что? — Оксана вдруг выпрямилась, словно встряхнулась. — Мы как-то странно все поделили. Нелепо как-то… Ты давал ему полную свободу действий, потакал, что бы он ни делал. Я же взяла на себя ответственность…
— Да, пожалуй… Что-то в этом есть, — признал я. — Но мальчишке необходимо иметь все вместе, а не отдельно.
— Ты совершенно прав, Витя — согласилась жена.

Как же редко она со мной соглашалась! А сейчас вот… Я улыбнулся, довольный тем, что мы нашли общий язык.
— Теперь я сам пойду к классной руководительнице, — пообещал тут же. — Прямо завтра. С Антоном. Утром заберу его, и… Может, еще удастся что-то сделать. А если нет, то спрошу, какой материал нужно готовить к переэкзаменовке. И будем все лето вместе с ним зубрить.
— Еще как зубрить! — она повысила голос. — Никуда не поедет летом. Даже во двор не выйдет во время каникул!
— Ты думаешь, это решение? — прервал я Оксану, чтобы она снова не накручивала себя. — У меня есть другая идея. Надеюсь, получше. Вот послушай…

  • Оксана

Конечно, Витя был прав. Запреты и приказы ни к чему хорошему не привели и вряд ли могут улучшить ситуацию. А если Антошка опять сбежит из дому и уже не к бабушке?.. Действовать нужно осторожно. Оказалось, что годовые оценки изменить невозможно, и мы решили на двоих разделить подготовку к переэкзаменовке. Я взяла на себя географию, а Виктор — математику. Кроме того, разрешили сыну в начале лета поехать на две недели в спортивный лагерь.

Как только Антон вернулся, взялись за географию. Трех часов в день в течение трех недель оказалось вполне достаточно для усвоения материала. А в начале августа Витя забрал сына в «мужской поход». Они поехали с рюкзаками и палатками в Крым, захватив с собой при этом и учебник по математике. Когда я звонила сыну, он отчитывался, какие разделы уже прошли. Все шло по плану, поэтому я позволила себе, немного расслабиться…

  • Виктор

Из похода мы возвращались счастливые и отдохнувшие. К тому же я мог сказать с уверенностью, что Тошка прекрасно усвоил весь материал по математике. Правда, мне постоянно приходилось искать пути, как заставить его учиться. «Еще три задачки — и будем разжигать костер», «Давай-ка быстренько добьем этот раздел, а потом спустимся в Алушту, искупаемся, сходим в кафе»…

Трудный подросток умел сосредоточиться, но сыну для этого нужно было знать: после занятий его ожидает что-нибудь приятное. Перед самой переэкзаменовкой мы с Оксаной по очереди проверяли Тошку. Он сдавал оба предмета в один день и сильно нервничал. Впрочем, мы тоже. Оба взяли на один день отпуск, сидели в машине недалеко школы и ждали.

— Только не волнуйся! Антон сдаст, — успокаивал я Оксану, которая от волнения кусала губы и чуть не плакала.
— Сдал!!! — вдруг радостно воскликнула она, глядя куда-то вдаль, поверх моей головы.
Действительно, Антон выбежал из школы, размахивая табелем, радостный, улыбающийся.
— Сдал! И то, и то сда-а-ал!!! — орал он во всю глотку.

Я завел мотор. Антон уселся сзади, и мы поехали. Оксана сияла. Она обняла сына. «Надо угостить их самым лучшим мороженым в городе», — решил я и нажал на газ.

  • Оксана

Мы сидели в тихом уютном кафе, и я с удовольствием наблюдала за Виктором и Антошкой. До чего же они похожи, боже мой! Ну абсолютно одинаково, с каким-то совершенно детским выражением лица, вылавливали фрукты из креманок, доверху наполненных сливочным мороженым. Наконец Витя закончил священнодействовать, подчистил ложечкой сладкие остатки и теперь сидел с довольным видом, задумчиво глядя в окно.

Я смотрела на бывшего мужа. Странно, но ни злости, ни обиды больше не чувствовала, только благодарность. Ведь если бы не он, ничего бы не получилось… На душе было так легко и светло, что даже взлететь хотелось…

Виктор перехватил мой взгляд, улыбнулся и кивнул. Я поняла его без слов. Это означало: «Видишь, нам все удалось. И бояться теперь нечего». Да я и сама верила, что прошлое не вернется. Вернее, хотела верить.

Трудный подросток? Ведь не бывает плохих детей. Бывают только беспомощные родители, которые не желают или не могут найти с ними взаимопонимание. Как хорошо, что мы поняли это вовремя!

Трудный подросток - история из жизни

Трудный подросток — история из жизни

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: