Тройня — история из жизни

Тройня — история из жизни.

Даше не очень везло в личной жизни. Но разве в 20 лет это повод для беспокойства? Сейчас у нее сразу трое любимых мужчин. И Даша знает точно: они никогда ее не разлюбят, не бросят и не предадут.

Они все разные ее мужчины. Тройня. Даня — энергичный, хваткий, на месте не сидит, точнее — не лежит. И вечно всем недоволен. Кирилл — спокойный, уравновешенный и неторопливый. Никита — заводила, драчун и хулиган.

Она любит их больше всего на свете, ведь это ее сыновья: Даня, Кирюша и Никитка.

Они родились вместе, в один день, в один час с промежутком в пять минут. Даша кричала от боли и кусала губы в кровь. Но их папа, Гена, даже не знал об этом. Возможно, он как раз икал конспект по психологии, покупал елку к Новому году или пил пиво с друзьями.

Мало ли что мог делать в это время веселый, беспечный студент 21 года от роду? Не знал он и того, что выжили его сыновья только чудом, что весили они чуть больше буханки хлеба: 1кг 500 г, 1кг 470 г, 1кг 287 г. Почему? Да потому, что не хотел знать.

Зайчик — попрыгунчик

В тот майский день, когда казалось, что все только начинается, я даже представить не могла, как круто изменится моя жизнь буквально через полгода. 26 мая, выйдя из кабинета стоматолога, я поняла, что жизнь удалась.

Весна, солнце, лужи на асфальте и воробьи, нагло ворующие хлебные крошки у голубей. Совсем не хотелось идти в душную квартиру. Я села на лавочку возле подъезда и стала пускать солнечных «зайчиков». Один «зайчик» прыгнул на лицо парню, который проходил мимо.

Парень зажмурился, тряхнул головой, потом посмотрел на меня и весело улыбнулся. Было так легко, тепло и по-весеннему радостно, что я неожиданно улыбнулась ему в ответ. Просто так, без причины. И вдруг… влюбилась. Сразу и бесповоротно.

Парень зашел в соседний подъезд, а я уже не могла усидеть на месте, рванула домой к маме — рассказывать, что случилось.

«Мама, я встретила свою судьбу!» — с порога заорала я, перекрикивая шум стиральной машины. «У тебя судьба каждый день», — устало поправляя волосы, сказала мама. «Нет, мамочка, этот случай — особенный! С первого взгляда и на всю жизнь!» — не унималась я. «Поживем — увидим»; — философски заключила мама.

Может быть, она уже тогда предчувствовала, чем все закончится?

Игра в одни ворота

Я сама нашла его. Он приехал в наш город учиться в школе милиции. А жить устроился по соседству — снимал однокомнатную квартиру в том же доме, где жила я. Уже через неделю мы решили, что когда-нибудь поженимся. Но не раньше, чем он начнет работать, а не сидеть на шее у родителей.

Гена был очень красивый и… какой-то по-детски беспомощный! Я ощущала себя рядом с ним женщиной, гораздо более старшей и мудрой. Ему было 20, а мне 19, но не в годах дело. Я знала этот город и его законы, я вообще лучше знала жизнь и лучше разбиралась в ней. Так мне казалось тогда.

Я много работала, шила в цехе, неплохо зарабатывала и сотнями тратила деньги на Гену. Покупала ему ящиками пиво, воду, конфеты, готовила обеды и ужины.

А как он любил мои отбивные! «Ох, и вкусно ты готовишь! — не уставал повторять он. — Вот это жена мне достанется!» — «Маленький еще жениться», — отвечала я с укором, но в душе радовалась и ждала всякий раз, когда он опять скажет ласковое слово.

Я садилась напротив, подпирала щеку рукой и могла часами смотреть, как он ест. В такие минуты мне страшно хотелось, чтобы мы были одной семьей, хотелось своего дома и тепла в этом доме.

Но, знаете, когда чего-то очень хочешь, даже думать об этом как-то страшно, не, то, что вслух говорить. Спугнуть удачу, что ли, боишься.

Позвони мне, позвони

Вскоре я узнала, что беременна. Подвела современная контрацепция: порвался презерватив.

«Гена, у нас будет ребенок», — сказала я фразу, которую часто слышала в кино. Дальше события развивались именно так, как показывают в дешевых мелодрамах. Его лицо вытянулось, глаза округлились — да что говорить, радости было мало.

Он собрался с силами и сказал: «Вообще, ты подумай, может, лучше сделать аборт?» — «Нет». — «Ну…» — «Нет!» — «Кхм, что ж, тогда будем жениться». — «Гена, у меня такое ощущение, что будет двойня, — я еще раз решила его обрадовать.

— Но ты смотри, если один — я и сама на ноги поставлю, а если двое — ты уж женись, пожалуйста», — пошутила я напоследок. И — удивительное дело! — мне стало противно смотреть, как он ест. Как я раньше не замечала, как отвратительно он жует?

Гена уехал к родителям. На прощание он шептал мне все самые ласковые слова. «Ты — судьба моя, — говорил Гена, — ты — любовь моя. Я за тобой — хоть на край света». — «Врешь ты все» — думала я. — Но ведь ребенку нужен отец…» — «Я поговорю с родителями и сразу позвоню тебе», — сказал мне Гена на прощание.

И все — ни слуху, ни духу. Он уехал домой на каникулы. На два месяца. Я ждала звонка день, два, неделю, месяц. А потом, в одну из бессонных ночей у телефона, мне стало абсолютно ясно: он не позвонит никогда. И не вернется. Тоже никогда.

Тройня 1+1=3

Меня направили на УЗИ. Врач посмотрел на экран, снял очки и весело подмигнул мне: «У тебя в роду двойни были?— спрашивает. «Нет», — отвечаю. «Ну, считай, что ты первооткрывательница», — поздравил меня врач. И я, дурочка, просто пришла в восторг.

Пришла домой, легла и сразу заснула. На следующий день просыпаюсь и говорю маме: «Ты знаешь, по-моему, третий ползет по трубе». «Что?» — не поняла мама. «Да, — говорю, — третий скребется». — «Дашенька, успокойся, — мама погладила меня по голове, как маленькую, как когда-то в детстве, — хватит нам и двоих».

Вот так с двойней я жила себе тихо-мирно. Пока на 12-й неделе не открылось кровотечение. Меня сразу же отправили в больницу на сохранение, и какой-то врач сказал, что беременность замерла, нужно делать аборт.

Но не на ту напали! Я наотрез отказалась идти в абортарий до тех пор, пока мне не сделают повторное УЗИ. Мы нашли лучшего генетика в Харькове. Она долго смотрела на монитор, а потом вдруг воскликнула: «О боже, сколько их здесь?» — «Двое», — серьезно отвечаю. «Нет, не двое, а трое. Все детки здоровые, все детки в порядке. Будем рожать?»

— «Будем!» — твердо ответила я.

Тройня. Мальчик, мальчик… и еще мальчик!

Кровотечение прекратилось, и в оставшийся срок беременность протекала легко и просто, без осложнений и токсикоза. Правда, все время хотелось есть. И не изысканных киви или каких-нибудь фейхоа, а наших обычных деревенских яблок. Я съедала их в день не меньше ведра.

Яблоки были везде. Я даже под подушку клала два килограмма, чтобы ночью не суетиться. Ведь со временем мне стало тяжело вставать даже по нужде. Я спала, расслаблялась, и детки мои тоже спали и расслаблялись.

И поднять такую компанию ночью, даже в собственной утробе, оказалось ох как нелегко.

На 26-й неделе беременности я точно узнала, что двое из моих деток — мальчики. И так обрадовалась! Ведь я выросла в женском царстве: мама, я, младшая сестра, старшая сестра и один папа.

После 26-й недели состояние мое резко ухудшилось. Меня снова положили на сохранение. Лечили, что-то капали, что-то кололи. Но мне становилось все хуже. Хуже потому, что я нутром ощутила реальную угрозу, которая нависла над моими детьми.

Врачи готовили меня к тому, что дети не выживут. «Шесть с половиной месяцев — это очень ранний срок, — говорили мне. — И ладно бы девочки — они более живучие. Но мальчики… Это очень опасно. Да зачем тебе это надо — так переживать? Успокойся, ты молодая, родишь еще. А эти детки не выживут».

— «Выживут! Что, я их носила, чтобы потерять? Нет, они выживут. Все выживут!» И я истово молилась: «Господи, подари мне детей. Спаси их всех. Пусть они выживут. Ну, пожалуйста!»

Тройня за стеклом

Схватки начались внезапно и длились вечность: целую неделю каждые пять минут я корежилась от боли. Поэтому когда меня отправили в родзал, воодушевилась — ну, наконец-то! — а потом испугалась.

Рожать? Как? Самой? Может, кесарево? Нет? Уже не успеваем? Процесс пошел? Но я боюсь рожать! Я не умею рожать! Может, рассосется? В общем, все прошло как у всех: не рассосалось, не попустило, и я, слава богу, родила троих мальчиков.

Они родились в День святого Николая. Многие уговаривали меня назвать хотя бы одного из них Колей. Но мне казалось это несправедливым: я не могла определиться, кто из них может называться этим именем. Не называть же Николаями всех троих!

После родов деток сразу отправили в реанимацию и уложили каждого в отдельную барокамеру. Всю неделю я ходила к ним разговаривать. Они лежали такие маленькие, все опутанные шлангами, какими-то проводками. Они лежали и не шевелились.

А когда я подходила к кому-нибудь из мальчиков, мониторы вдруг начинали светиться, датчики зашкаливали, шланги вибрировали, а ребеночек мой тихо-тихо, как комар, попискивал.

Я слышала это, когда прикладывала ухо к барокамере. Вот так и разговаривала со своими детьми в первые дни их жизни. Врачи долго боролись за них. Больница выделила из своих фондов около 2000 у. е. на дорогие, но жизненно необходимые лекарства.

Впрочем, этого все-таки было недостаточно, и мои родители влезли в долги, чтобы помочь внукам. Когда я выписывалась из роддома, наш общий долг перевалил за тысячу долларов. Но мой папа сейчас очень много работает, скоро выйдет на работу и мама. Так что долги мы обязательно вернем.

Чудо — тройня

Мы с Кирюшей, Никитой и Даней вернулись домой, в родительскую однокомнатную квартиру. Мама и папа не могли нарадоваться, во всем помогали, купали, качали деток на руках. А рук все время не хватало. Вообще-то, не хватало всего.

Подгузников нужно 600 штук в месяц. Детского питания — мои мальчики «соображают» пачку в день на троих. Коляски для тройни — оказывается, в Украине таких не производят, а импортная стоит 500 долларов. А еще катастрофически не хватало места в квартире, и мы все время сталкивались друг с другом: я налетала на маму, папа на меня, младшая сестра на старшую — в общем, кавардак.

И тогда мама, папа и сестры решили временно уйти в другую квартиру. Но они по-прежнему помогают, мне без них было бы очень тяжело.

Мальчишки оказались на редкость энергичными. Когда мы пришли с ними к педиатру, тот был просто поражен: «Я такого еще не видел! Два с половиной килограмма — и уже ползать пытаются. Интересно, сколько они должны весить в таком возрасте, а? Как думаете, мамаша? У меня, честно говоря, такой случай впервые». — «У меня тоже такое в первый раз. И, по-моему, вполне удачно. А вы как думаете, доктор?» — «Точно так же!»

Доктор довольно потер руки, похлопал моих мальчиков по попкам и стал быстро писать что-то в огромной книге. Я запеленала деток, одного вручила маме, другого — папе, третьего оставила себе, и мы дружно отправились домой.

Другая жизнь

В тот же день, ближе к вечеру, в гости заскочила моя самая близкая подружка. Она часто заходит ко мне, с ногами забирается на тахту, укладывается возле пацанов, которые в ряд, как в строю, лежат по всей длине дивана, и тарахтит без умолку.

Пока я глажу пеленки, она рассказывает мне о том, что в нее влюбился ее старый толстый шеф на работе. А когда я мою попу Никитке, или Кирюшке, или Данечке, она вспоминает, что наш одноклассник Сашка женился.

Потом я кормлю, варю, мою, а она все говорит и говорит. Я очень люблю, когда она ко мне приходит. Это как глоток другого воздуха, другой жизни.

Подружка рассказывает мне, что купила, новые брюки-бедровки, и я завидую ей, как девчонка. Свои последние джинсы я купила год назад, но сейчас они висят в шкафу без дела, потому что давно не налазят. До родов я весила 45 кг, а рожать шла с весом 83. Да и теперь не сильно похудела.

А живот… вообще страшно смотреть. На пляже, наверное, не смогу раздеться уже никогда, а про брюки на бедрах можно забыть.

Но — поверьте! — я еще ни разу не пожалела о том, что случилось в моей жизни. Мне кажется, никогда раньше я не была так счастлива, как сейчас. Как описать то, что происходит с женщиной, когда она видит, как в первый раз ей улыбается ее ребенок? А когда улыбаются сразу трое?

А когда они спят? Вы видели когда-нибудь, как спят младенцы? Я могу часами слушать, как они сопят. Самой мне удается спать два часа в сутки, не больше, но я не могу отказать себе в удовольствии полюбоваться спящими сыновьями.

Иногда, особенно по ночам, мне вдруг остро хочется, чтобы весь мир увидел моих самых лучших в мире мальчиков. Увидел и замер в восхищении.

Раньше мне хотелось, чтобы мальчиков увидел не весь мир, а один-единственный на свете человек. Ведь все трое, особенно Никитка, — копия своего отца. И носик, и глазки, и губки — все его. Но он так и не увидел их. Ни разу. Выяснилось, что дети ему не нужны…

И я вычеркнула его из жизни. Навсегда. И из жизни своих детей. Тоже навсегда.

Счастливый отец тройни

Гена после рождения малюток даже не позвонил. Я думаю, его родители и не подозревают, что существует на свете такая девушка Даша, что родила она тройню и что теперь они — счастливые бабушка и дедушка троих замечательных внуков.

Мой любимый, вернувшись после каникул, пришел в наш дом, когда я лежала на сохранении. Он расспрашивал маму, как протекает моя беременность, как я себя чувствую, и был несколько огорчен тем фактом, что чувствую я себя отменно.

Но можете представить, что с ним творилось, когда мама постепенно перешла к самому главному: «Гена, тебе нужно сдать кровь на иммуно-конфликт». — «Сдам». — «Думаю, все будет в порядке, и ты через пять месяцев станешь счастливым отцом». — «Почему счастливым?» — «Потому что у тебя будет сразу не один ребенок». — «Неужели двое?» — испугался Гена. «Не переживай, — успокоила его мама, — не двое, а трое».

Мама говорит, что Гена плакал. Наверное, от счастья.

Дорога уходит вдаль

Несмотря ни на что, я благодарна отцу своих сыновей. Можно сказать, я даже люблю его. Люблю за то, что он подарил мне таких детей. Если бы не он, разве стала бы я счастливой матерью сразу троих сыновей? Такое не с каждой случается!

Скоро мои детки подрастут, пойдут в детский сад, а я — на работу. Учиться вряд ли буду: хочу много, очень много работать, чтобы мои сыновья ни в чем не нуждались. Я хорошая хозяйка, хороший повар и, надеюсь, стану хорошей матерью. Во всяком случае, я буду очень стараться.

А личная, жизнь… Ну, скажите, разве нужны женщине мужики, когда у нее уже есть трое? Трое мужчин, которые ее никогда не бросят!

Знаете, о чем я мечтаю? О том, что когда-нибудь, когда тройня мои мальчишки подрастут, когда будет им хотя бы годика по два, тогда купим мы самые лучшие путевки в самый лучший дом отдыха.

И вижу я очень ясно: будет лето, будет хвойный лес, уютные деревянные домики и песчаная дорожка вдоль реки. И бегут ко мне мои малыши, бегут, смеются и хотят мне что-то сказать. А на всех троих — одинаковые летние панамы. Я знаю, так будет! Я видела такое в кино.

Тройня - история из жизни

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: