Рождественское чудо — история из жизни

Рождественское чудо — история из жизни.

Тарас услышал урчание в животе. Он ел еще вчера вечером, а сейчас был обед. На завтрак не нашлось никакого хлеба, так он не очень переживал, попил чаю с сахаром, съел два ореха, и сел читать.

А обедом еще и не пахло. У мамы было много работы, и она только начала чистить картошку, чтобы приготовить еду. Уже второй месяц в их семье было привычное меню – завтракали тем, что нашли в доме, или не завтракали вообще.

На обед мама Тарасика варила картошку. Где-то после полудня, она лезла в погреб, набирала ведро мелких картофелин, несколько крупных морковок. Затем шла полоскать их под колодезной водой. Потом варила пюре, а из моркови делала подливку.

Иногда картошку тушили, но это было редко, так как для тушения нужно много жира – неслыханная роскошь.

Рождественское чудо — история из жизни

Это были тяжелые девяностые. Мама Тараса не могла найти работу, а папа делал людям ремонты, но сейчас заказов было очень мало, потому что люди не имели денег. Часто рассчитывались мешком сахара, или муки. Иногда известью, временами яйцами и цыплятами.

Деньги в руки попадали редко, и они сразу расходились, потому что в семье были огромные долги – за газ и свет накопились космические для них суммы, у соседей и родственников назанимали, чтобы хлеб было на что купить.

В том году Тарасу сапоги дерматиновые купили, потому что старые, мало того, что расклеились и ноги в них были мокрыми, так еще и маленькими стали, потому что нога за лето выросла. Тоже деньги взаймы взяли.

Тот год был тяжелым. Тарасик не слишком хорошо знал, сколько зарабатывает папа, но понимал, что мало. В прошлом году по крайней мере какую-то кашу время от времени покупали, а на праздник – масло было, порой даже сардельки и что-то сладкое.

В этом году ели только то, что было с огорода. Мама говорила, что картошки хватит только до февраля, а что есть дальше – никто не знал. Сейчас был только конец декабря, но в ведре из погреба мама приносила все меньше и меньше картофелин.

Тарасик иногда плакал, когда родители ссорились из-за денег. Они громко кричали, обзывали друг друга, хлопали дверью, даже били посуду. А Тарасик сидел в своей комнате и плакал. Он хотел есть, но еще больше он хотел, чтобы родители не ссорились.

Он даже согласился бы быть голодным несколько дней, или есть опостылевшую картошку годами, чтобы только родители не ссорились. Ему было страшно, он хотел пойти и сказать им: «Тихо», но боялся, потому что они во время ссоры становились похожими на сильных медведей.

Ему казалось, что это другие люди, которых он совсем не знает. Казалось, что в них вселяется что-то плохое, и громко кричит плохие вещи.

Сегодня папа бросил тарелку с картошкой, сказал маме, что не может больше есть «это дерьмо». Он кричал, чтобы она наконец шла на работу, потому что ему надоело, что они у него на шее сидят.

Мама плакала и тоже не ела. Затем они успокоились, и думали, где взять деньги на праздники. До Рождества оставалось чуть больше недели.

Тарас сидел в своей комнате с книгой, иногда читал, иногда делал вид, что это делает, а на самом деле просто думал. Он хотел найти способ, как помочь родителям. Он мечтал, чтобы у них все было хорошо, чтобы они заработали деньги, отдали долги и больше не ссорились.

Тарасик часто об этом молился. Когда ему дед сказал, что если в Сочельник появится первая звезда, то можно загадать желание. Тарас помнил об этом и знал, что он загадает, надеялся на Рождественское чудо. Дед говорил, что на Рождество бывает чудо и даже невозможное становится возможным.

В канун Сочельника родители снова сильно поссорились, потому что позвонил сосед и попросил отдать одолженные деньги. Найти ту сумму не удавалось, переспросили всех, но никто не имел и не хотел занимать деньги родителям.

Они громко кричали в соседней комнате, Тарасик плакал, потому что чувствовал себя виноватым. Он же тоже член семьи. Папа говорит, что Тарасик у него висит на шее. Мальчик плакал, хотел как-то заработать денег, а не знал, как. Он вытряхнул деньги из своей копилки, посчитал: не много.

Пока родители кричали, он оделся в старенькую куртку, надел холодные дерматиновые ботинки, взял шапку и шарф, копейки сбросил в сумку и тихонько выскользнул на крыльцо. Старые двери громко скрипнули, но папа с мамой ссорились, они не услышали.

Тарасик шел на остановку. Он не имел часов и не знал который час, но надеялся, что будет какой-то автобус в город. И он был. Тетя Стефа на остановке спрашивала, куда он едет и как его пустили. Он сказал, что сразу же вернется, родители были не против, потому что он только туда и обратно.

Но Тарасик не вернулся. Он не знал, чего едет в город, куда он пойдет, что будет делать, но просто уже не мог сидеть дома и слушать крики родителей.

Он приехал в город и решил, что будет ходить по большим магазинам и спрашивать, не надо кому ремонт сделать. Потому что в городе, пожалуй, для папы будет больше клиентов, а в крупных магазинах люди имеют деньги, и смогут папе щедро заплатить.

Может тогда все проблемы исчезнут, а мама будет иметь за что купить продукты на праздничный стол.

Мальчик не знал города, он был здесь с папой и мамой несколько раз. Он просто видел вывески, заходил, подходил к людям и говорил:

– А у меня папа – маляр. Он может вам ремонт сделать. Вам не нужно?

Люди очень удивлялись мальчику, спрашивали ребенка откуда он, чего здесь ходит. Но мальчик деловито объяснял, что разговор о ремонтах, а не о нем. Только начинали задавать лишние вопросы, так он уходил, искать других требующих ремонта.

Когда на дворе начало смеркаться, а поиски клиентов для папы не принесли никакого успеха, Тарасик расстроился. Он замерз, устал, загрустил.

Но город был очень хорошим. Здесь светились гирлянды, на витринах был снежок, будто из ваты, в дорогих магазинах были искусственные елки с цветными игрушками. Кое где можно было слышать колокольчики, или даже уже колядки. Вокруг очень красиво и сказочно.

Тарасик подумал, что в селе – не так. Здесь в городе интереснее, потому что много цветных огней. Некоторые люди несли елки на плечах, чтобы затем поставить в доме на Рождество. А у Тараса уже два года не было елки, не на что купить.

Ранее, как дед был жив, приносил елку на праздник. Они потом снимали с чердака игрушки, которые хранились в больших ящиках, гирлянды, и украшали деревце. Осторожно разворачивали из ваты дедов морозов, белочек, Снегурочек и вешали на веточки.

В доме был рождественский запах. Да, Рождество пахло елкой – это всегда радость. Тогда все смеются, радуются, шутят. Вот если бы и в этом году так было …

Мальчик шел, перебирая закоченевший ножками, и шмыгал носом. Слезы катились от обиды и от холода. Тарас представлял, как приедет домой, скажет маме и папе о том, что нашел работу, порадует тем, что теперь будут деньги.

Он представлял, как они обрадуются, может папа даже бы больше не говорил, что Тарас у него на шее висит. А так … родители, наверное, злые на него. Он ничего не сказал, куда идет, может его даже искали. И теперь он вернется с пустыми руками. Папа будет кричать, мама – опять плакать.

Но что было делать. На улицах города становилось меньше людей, мороз все больше щипал за нос, а ноги в дерматиновых сапожках совершенно продрогли. Тарасик возвращался на автобусную остановку. По дороге хотел посчитать деньги, которые нужны были на проезд. Он сунул руку в карман за сумкой с копейками и не нащупал ее.

– Не может быть, она здесь была. Карманы не рваные. Деньги не могли вылететь. – Тарас лихорадочно ощупывал теперь уже все карманы, он оглядывался, нигде ли не лежит сумка.

Парень побежал назад по магазинам искать свои сбережения, но заблудился. Было уже темно, магазины с цветным светом огней казались одинаковыми. Он не вспоминал, куда заходил. Смирился с мыслью, он потерял последние сбережения.

Выбора не было, надо просить дядю шофера, чтобы отвез «за даром». Если будет хороший седой, что в школу детей подвозит, то он не откажет.

Тарасик около часа ждал автобус, а его не было. Даже никто из соседей на остановке не стоял. Мальчик спросил у какой-то женщины, не знает, когда будет рейс в его деревню.

– Ой, деточка, а последний уже уехал. В то село автобусы только до восьми часов ездят. А ты сам? Тебя кто-то пустил?

– Я был у деда с бабкой, а хотел вернуться к родителям. Они не пускали, но я ушел. Надо же идти к бабке.

– Возвращайся-возвращайся. Ты дорогу знаешь, тебя отвести?

– Да нет, они здесь близко, я сам.

Тарасик успокоил женщину и решил, что пойдет домой в село пешком. Он вспоминал, что раз они ездили в парк, а автобус поломался. Так они с мамой шли долго-долго пешком. Он вышел на дорогу, по которой из города выезжал автобус. Дошел до желтой церкви, а потом по узкой улице с ямами пошел прямо. Должен был дойти до перекрестка.

Вечер был светлый. На небе ясно светили звезды. Вот там, кажется, завтра должна засиять Рождественская звезда. И хотя в том году будет печальное Рождество, но дед говорил, что может быть Рождественское чудо.

Снег, казалось, сейчас был ярким-ярким, буквально светился. Хорошо, что видно, потому что нужно идти. Тарас шагал уже битый час. Его маленькие ножки семенили теперь без энтузиазма. Ему не было страшно, потому что это была какая-то безлюдная улица, было некого пугаться, только грустно.

Мальчик очень замерз, устал. Он не мог больше идти, хотел остановиться, сесть на какой-то пенек и задремать. Он не представлял, правильно идет, и сколько еще идти домой.

Он очень хотел к себе домой, к родителям, к книгам, выпить теплого чая из мяты. Ему было все равно, что праздник будет без гостинцев, главное дома.

Мальчик волочил ноги и плакал, горько рыдал, не сдерживаясь, его здесь и так не слышали. И вдруг он увидел свет фар, машина ехала по дороге.

Тарасику стало страшно, потому что не раз мама говорила, что вечером на машинах ездят бандиты. Она предписывала, чтобы парень никогда не садился в машину к ним. Тарасик хотел спрятаться, но негде было.

Черная «волга» ехала медленно, потому что дорога была с ямами. Свет фар падал на него и делал тень на снегу. Машина подъехала близко, а потом вообще остановилась. Открылась дверь, из машины ему говорил человек, немного старше его отца.

– Мальчик, что ты здесь делаешь, – спрашивал человек.

Тарасик очень испугался, он думал, что его хотят украсть, потому забыл об усталости и начал убегать.

– Мальчик, не бойся! Ты заблудился? Я отвезу тебя домой.

Мужчина выбежал из машины и догнал мальчика, который от страха плакал и пинался. Незнакомец успокоил ребенка, сказал, что он хороший, что он не бандит, а ехал поздно, потому что засиделся на работе. Тарасик поверил.

Он рассказал дяде о папе и маме, о том, как он хотел помочь, как искал папе работу и заблудился. Оказалось, что парень таки правильно вспомнил дорогу и уже почти дошел до перекрестка, а оттуда – только в деревню.

Незнакомец посадил ребенка в машину и повез к родителям.

– Говоришь, твой папа ремонты делает? – Спрашивал человек.

– Да, он очень хороший мастер, его все хвалят. Но сейчас никто не дает заказов … но он у нас дома везде сделал ремонты, я вам сейчас покажу. Мой папа – лучший в мире, он на стенах такие цветки нарисовал, так больше никто не сможет.

Тарасику было страшно заходить в дом, он думал, что его будут очень ругать. Мальчик открыл дверь, увидел, как папа обнимал маму за плечи и успокаивал. Родители не ссорились между собой и не ругали мальчика.

Они бросились к нему и долго-долго крепко все обнимались. Тарасик уже и не помнил, когда видел родителей такими счастливыми.

Когда эмоции немного утихли, родители обратили внимание на незнакомца, который стоял в дверях.

Затем все сидели за столом и пили мятный чай, ели яблоки. Тарасик рассказал о своих приключениях, которыми даже папу растрогал до слез. Родители пообещали, что больше никогда не будут ссориться, а вместе найдут решение проблемы.

Тарасик был счастлив, потому что его мечта осуществилась, значит, все-таки не зря он ездил в город, родители же не ссорятся. А деньги – ерунда, так говорит папа.

– Слушайте, а вы большие объекты делали – спрашивал папу незнакомец, который сидел с нами за столом. Родители хотели его отблагодарить, что он привез Тарасика, но не знали, как, просто пригласили выпить чая.

– Да делал, когда-то даже бригадиром был, но это до сокращения, а сейчас только сам делаю.

– А если бы Вам предложили вновь бригадиром стать и взяться за многоквартирный дом?

– Не смейтесь надо мной, сейчас такие времена, кто на такое меня возьмет?

– Я. Только закончили строительство, надо сделать ремонт, вставить окна, и продать. Уже даже есть покупатели большинства квартир, надо спешить. По праздникам можете браться за работу.

– Вы шутите, – спрашивал папа с большими глазами, он стал с табуретки и смотрел на своего спасителя.

– Да что же. Я как раз искал такого человека, как Вы. Я даже могу оставить задаток. Вот часть зарплаты, а вот – чтобы купить инструменты.

Папа бросился к незнакомцу и не знал, что ему делать, то ли обнимать, то ли целовать. Он был сбит с толку, как и вся семья.

В том году был хороший Сочельник, сказочное Рождество. Тарас был уверен, что дед не соврал, Рождественское чудо таки произошло.

На Рождество все колядовали, ели кутью и много вкусного, мама таки успела поехать на рынок и купить продукты и елку. Вновь был запах хвои. Правда в этом году мама купила ветви, которые были связаны в виде елки. Может тем спасли какое деревце.

Все вместе они доставали из чердака ящики с игрушками. Они смеялись и играли, ходили в гости к соседям, были в церкви, где все хорошо пели и улыбались.

Это было сказочный праздник для всех, и не потому, что появились деньги, а потому, что никто не ссорился. После исчезновения Тарасика, все поняли, насколько дорогими являются друг для друга. А деньги – ерунда, так говорит папа, а Тарасик папе верит.

Рождественское чудо - история из жизни

Рождественское чудо — история из жизни

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: