Разочарованная принцесса — женская история

Разочарованная принцесса — женская история. Самой популярной на сегодня считается версия академика Опарина. Перенесемся на четыре миллиарда лет назад. В небе — огромная луна, вокруг нас булькает вязкая масса. В этом первичном бульоне растворено много белка, и он собирается в капли, — Катерина Георгиевна облизнулась.

Она ничего не ела с утра из-за плохого самочувствия, и теперь слова, имеющие отношение к кулинарии, находили живой отклик в желудке. Особенно настоятельно организм, решивший загрипповать, требовал бульона. Куриного, с жирными кружками на поверхности. Катерина Георгиевна сглотнула и продолжила экскурсию:

— Небо расчерчено многочисленными разрядами молний. Они иногда попадают в белковые капли, и сквозь них проходит электрический разряд. Вот таким образом зародилась жизнь — способ существования белковых тел. Вопросы есть? Нет! И Катерина Георгиевна зацокала каблучками к выходу из зала палеозоя.

Проходя мимо портрета Опарина, привычно увернулась от его осуждающего взгляда. Академик видел ее насквозь и знал, что Катя на самом деле не верит в его теорию самозарождения жизни из белковых капель. И в эволюцию.

Разочарованная принцесса — женская история

Главное, в омолаживающие кремы с антирадикалами и коэнзимами верила, а в эволюцию и самозарождение — нет! Катерине было стыдно, но что делать?

Ей как химику дали вести кайнозойскую эру. Была бы биологом, дали бы соседний зал с динозаврами и саблезубыми тиграми. А поступи она в свое время на исторический, то приглядывала бы за мумиями, каменными скребками и восковыми фигурами царей и полководцев.

Одно хорошо: экспонаты в ее зале были скудными, росписи на стенах — незрелищными, а рассказ — занудным. Народ не донимал ее расспросами о подробностях жизни аммонитов и трилобитов и быстро устремлялся в соседние залы.

И Катерина Георгиевна тихонько шла в исторический зал и, вздыхая, любовалась на Принца. Это была весьма искусная восковая фигура, и средневековый мажор выглядел довольно привлекательно. В нем все было прекрасно: и лицо, и одежда, и поступки.

В записке на стене готическим шрифтом указывалось, что принцы, встретив прекрасную даму, приносили ей присягу на верность и совершали во славу ее подвиги. Налюбовавшись на идеал, Катерина брела в свой зал убаюкивать очередную порцию экскурсантов легендами о белковых каплях в первичном бульоне.

Надо сказать, что стукнуло Катерине уже 35 лет, была она не то что незамужняя, а даже нецелованная. Но если вы думаете, что это была обычная старая дева, то мы вынуждены будем решительно возразить, поскольку кошек Катерина не заводила, одевалась и красилась безо всяких причуд и на неприличном кино втайне помешана не была.

Так что Катерина Георгиевна была не девой, а была она — разочарованная принцесса. И виноваты в этом были ее мама и бабушка. Всех ее ровесниц воспитывал телевизор, поскольку бабушки и мамы хотели пожить для себя. И подруги, войдя в возраст, грезили бандитами, миллионерами и певцами и, соответственно, повыходили за них замуж.

А Кате бабушка, прежде чем начать жить для себя, показала буквы. Мама же, прежде чем умчаться по личным делам, купила дочке «Книгу про Принца и Алые паруса». Катерина зачитала ее сначала до дыр, потом до полного исчезновения. Но прежде чем страницы превратились в прах, Катерина уже знала книгу назубок.

Это была прелестная история о том, как в некоем царстве у короля и королевы родилась дочка. Старики так обрадовались, что созвали на пир всех волшебниц. Одна из них, самая добрая, фея весны, всегда одевалась во все зеленое. Но, к сожалению, бедняжка страдала дальтонизмом, и с ней иногда случались проколы. Вот и в этот раз вместо зеленых парусов развесила на своем корабле красный шелк.

Король, королева и все подданные, вышедшие ее встречать, чтобы не расстраивать могущественную волшебницу, громко восхищались удивительным оттенком салатного. А принцесса, пускавшая пузыри на руках у няньки, возьми и крикни: «А паруса-то алые!» И тогда добрая фея весны погрузила неадекватное дитя в лечебно-летаргический сон. И разбудить ее должен был поцелуй Принца.

Девочку уложили в красивую хрустальную кроватку, купленную на вырост. Вначале к ней часто заходили, проведывали, а потом надоело. А принцесса покрывалась пылью, и за это ее так и прозвали: Попылюшка. И когда в соседнем королевстве объявили кастинг на место жены Принца, родители Попылюшки вкатили ее в бальный зал дворца своих соседей прямо в хрустальной кровати, соврав, что это такая туфелька.

Принцесса выгодно отличалась от своих конкуренток молчаливостью и загадочностью. Принц мгновенно влюбился и, не дожидаясь свадьбы, по-взрослому поцеловал девицу. Принцесса очнулась и отправилась под венец, потихоньку столкнув опостылевшую кровать с лестницы.

Вот таким сладким ядом была отравлена с детства впечатлительная душа Катерины Георгиевны. Она ждала своего Принца.

Но сегодня Катерина лишь мельком взглянула на своего любимца: нос заложило, в ушах звенело, голова наливалась тяжестью. На автопилоте купила суповой набор в гастрономе.

В подъезде на лестнице ей перегородил дорогу сынок соседки тети Паши, амбал Валера.
— Привет, опарыш! Как там твои шестилобики поживают?
— Если речь о трилобитах, то они сдохли четыреста миллионов лет назад, — ответила Катя и прорвалась к своей двери.
— Не уберегли, значит, — донеслось ей в спину.

Однажды Валера по ошибке попал к ней на экскурсию: ввалился с пьяной компанией. С тех пор звал ее исключительно уменьшительно-ласкательным от Опарина и регулярно интересовался делами давно вымерших организмов.

Катерина помнила все этапы его мимикрии, хоть и была младше на целых пять годков. Для детей — дистанция огромная! Сначала он по причине хилости и слабости носил незаметные цвета, чтоб не привлекать внимание сильных: школьный костюмчик сменился и вовсе защитной гимнастеркой.

Из армии вернулся хромой и заматеревший, стал носить красные штаны с лампасами. А всякому биологу и жителю лесов Амазонки известно: красный цвет — сигнал об опасности. Коль увидел, хотя бы пятнышко огненного оттенка на спинке аль на загривке — уноси ноги! А тут — штаны!

И Катерина старалась бочком проскользнуть мимо поигрывающего бицепсами соседа. Затем алые треники сменились малиновым пиджаком. А потом и вовсе остался кусочек огня лишь на галстуке. Психологи говорят, депутаты их надевают, чтоб сподручней народ обманывать: кумачовая тряпка глаза отводит.

Теперь же красным у Валеры был лишь джип. Один такой на весь город. А может, и на всю страну. Сам же стал одеваться скромно. Но повадки остались те же. Больше всего Катерину раздражали вопросы, не имеющие ответа, типа: «Ну как дела?» или «Как поживаешь?» А вот еще хуже: «Ну, расскажи что-нибудь».

Катерина давно заметила, что так разговаривают с людьми, которые на самом деле неинтересны. Или вот вам, пожалуйста: «Как поживают трилобиты?» Глупо!

Дома Катерина сварила куриного супчику. Похлебала, почти не чувствуя вкуса. Остатки выставила на балкон: электричество отключили еще с утра, и холодильник ушел разморозиться.

Легла в кровать, укуталась пледом. Проснулась ночью от грома. Ноги и руки крутило, тело тряслось в ознобе. Встала, на ощупь нашла аспирин и запила водой. Вдруг на улице что-то вспыхнуло, окна зазвенели, а со стороны балкона раздался взрыв.

«Молния попала в балкон. Ну и ладно…» — подумала Катерина и взяла второе одеяло. Спала плохо, часто просыпалась и слышала какие-то вздохи и урчание. Снова проваливалась в забытье.

Наутро была суббота. Светило солнышко, но Катерина, переживающая первую фазу гриппа, отнюдь не разделяла его дурашливого оптимизма. Вспомнив о целительных свойствах бульона, Катерина, кутаясь в кофту, высунулась на балкон и зачерпнула бульону, чтоб разогреть.

О дно мисочки звякнула какая-то ракушка. Из ее дыхальца живописной гроздью грациозно свисали щупальца. Таращились черные глазки на ножках. Катерина ископаемый организм признала сразу — его окаменевший отпечаток лежал у самого выхода из «кайнозоя».

— Аммонит, разрази меня гром! — грязно выругалась Катерина. Она осторожно вытряхнула малютку из половника обратно в кастрюлю, прикрыла крышкой, почерневшей от удара молнии, и тихонько притворила за собой балконную дверь.

Через полчаса вместо аммонита в кастрюле обнаружилась причудливая смесь каракатицы и сороконожки. Трилобит деловито осваивал сушу, бегая кругами по эмалированным границам своего мира.

Катерина отыскала в старом, институтском еще, учебнике портрет академика Опарина, вырезала маникюрными ножницами и повесила на стену в зале, на самое видное место.

Теперь градусник сиротливо лежал на столе. У Катерины появилось развлечение получше. Каждые полчаса она бегала на балкон и наблюдала, как усложняется организм обитателя, в глазах появляется смышленость. Но и задуматься пришлось: вот что она станет делать, если, к примеру, тираннозавр покинет пределы своей малой родины и начнет осваивать территорию ее квартиры? Но пока до эпохи динозавров было далеко.

Сначала Катерина поражалась небывало быстрым темпам развития жизни в кастрюле. Но потом припомнила статью в газете и рассудила, что в этой акселерации повинны гормоны роста, коими, согласно заметке, обильно кормят бройлеров на птицефермах. Купи она курицу у бабульки, все было бы иначе.

Нарушение постельного режима и пребывание на сквозняке не прошли для Катерины даром. К вечеру у нее был сильный жар. Она подперла балконную дверь шкафом и бессильно упала в кровать. Снилось страшное: чудовища рвались к ней в дом, выглядывали из всех щелей и даже обнаруживались в кастрюлях. Они рычали, сопели, похрюкивали и под конец пели хором что-то грозное и ритмичное на старой латыни.

Наутро проснулась от стука. Кто-то барабанил в дверь балкона. Пока Катерина собиралась с силами, чтобы открыть глаза, тот, кто был на балконе, разбил стекло и с грохотом шагнул в квартиру. Катерина решила не открывать глаз, поскольку все равно ее сейчас сожрут. Ожидание затянулось.

Катерина открыла глаза. Но бред продолжался. Потому что она увидела склонившегося у ее ног Принца из исторического зала.

— Прекрасная госпожа! Я развеял твои чары. Приказывай, какие подвиги совершить ради тебя?

Вот так сразу Катерина была не готова давать задания, но обещала составить список. Мало-помалу она убедилась, что Принц настоящий, и, судя по мокрым следам, ведущим с балкона, он был венцом эволюции, покинувшим свою колыбель.

— Ладно, пока ты решаешь, неплохо бы подкрепиться. Твои стряпухи готовят вепря с шафраном в медовой корочке?

У Катерины в морозильнике были пельмени. После разморозки они превратились в бесформенный блин. А когда электричество опять побежало по никелевым жилам домов, смерзлись вновь. Катерина положила массу в микроволновку и поставила на режим запекания. Вскоре ноздри Принца уловили небывалый аромат, и он, не переставая нахваливать стряпух, в мгновение ока расправился с кушаньем.

Потребовал еще. Затем сыто срыгнул и пошел осматривать владения госпожи.

— Коня бы мне, — заметил Принц, развалясь в кресле.
— Так нету, — робко сказала Катерина и подвела королевича к окну. — Видишь эти штуки на колесах? Заместо коней у нас.
— Вон тот, красный, вполне подходящий, — ткнул Принц жирным от пельменей пальцем в Валеркин джип.

Потом Принц заскучал и сказал, что нужны музыка и пиво. У Катерины Георгиевны давно пылилась бутылка коньяка.

Катерина включила по телевизору какую-то музыку и налила Принцу огненной воды. Coco Павлиашвили Принц одобрил, от коньяка захмелел сразу и сильно.

Катерина начала уставать от своей сбывшейся мечты. Она смотрела на красавчика, развалившегося на диване, и старалась внушить себе: ну вот же он, Принц, герой твоих грез! Радуйся!

Но Принцу наскучил волшебный ящик. Он сфокусировал масленые глаза на Кате и заплетающимся языком произнес:

— Ну что, королева, как дела? Расскажи что-нибудь!

Потом Катерина вспомнила, почему дверь в ее квартиру оказалась открытой. Она демонстрировала Принцу возможности Стража Домофона, стараясь отвлечь его от приставаний. Но Принц становился все настойчивей.

— Ведьма! Думаешь, я не понял, что ты колдунья? Микроволновка, пылесос, а особенно фен выдали тебя с головой!

Но я тебя пощажу, коль сумеешь ублажить Принца как следует!

И он навалился на Катерину. У нее даже от носа сразу отлегло из-за стресса. И она учуяла то, что милосердно скрывал насморк. От Принца пахло, как от мусоропровода. Чары окончательно развеялись, и она перестала быть Зачарованной Принцессой. Борясь с Принцем, она дала себе слово, что если у нее когда-нибудь родится дочка, то ей никогда в жизни не попадется в руки сказка о Принце и Алых парусах.

И тут, когда силы уже оставляли Катерину, хватка Принца ослабла, кто-то сдернул его мошной рукой и швырнул на пол. Катерина, проваливаясь в обморочное небытие, заметила лишь эффектно мелькающие красные штаны с лампасами.

Как же ты, опарыш, во мне Принца не признала, на гомункула из кастрюли повелась? Думала, если корону да доспехи напялил, так уже и Принц? Принц — он делами красен. Да штанами красен. А более всего — отношением к женщине.

Я ж тебя с пятого класса ждал, все надеялся обратить на себя твое внимание. Я даже в горячую точку в армии попросился. Думал, героем для тебя стану. А ты все как зачарованная ходила…

Но разочарованная принцесса Катерина не дала ему продолжать. Оплела за шею руками и потянула к себе, подставила губы: решил расколдовывать — так расколдовывай!

Разочарованная принцесса - женская история

Разочарованная принцесса — женская история

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: