Пятница 13 — история из жизни

Пятница 13 — история из жизни.Что это сон или наваждение? Где-то я уже это видела. Да, это сон из моего детства. Я выбегаю на горку, там, в моем далеком родном селе, потом, разбежавшись, начинаю лететь. Размахиваю руками, как птица в полете крыльями, сильно отталкиваюсь ногами от земли и лечу. Но совсем немножко, потом опять отталкиваюсь и опять лечу.

Но в том, моем детском сне, мне не было так больно, как теперь. Каждый взмах моих рук-крыльев отдается болью, а отталкивание от земли ногами вызывает такую боль, что, кажется, это уже последняя попытка подняться высоко в небо и улететь.

Но ведь я знаю точно, там нет боли, там тепло и светло, там много неземных цветов, но много и любимых колокольчиков, разноцветной космеи (в селе мы называли эти цветы — колхозники), красивые деревья, кустарники. А люди? Где они, почему я одна? Это меня немного беспокоит.

Мне бы вот долететь, добежать к тому крутому склону. Там я оттолкнусь изо всех сил и тогда точно смогу взлететь. Я знаю здесь каждый кустик, каждую тропинку и каждый бугорочек. Мне бы только не зацепиться вот за тот кустик боярышника, а там далее заросль шиповника и терновник. Я стараюсь со всех сил…

Пятница 13 — история из жизни

— Она опять уходит!- громкий мужской голос заставляем меня вздрагивать и этим я усложняю свой полет.
— Погоди. — Голос мужской, но это голос мужчины постарше и еле слышен.

Господи. Я, наверное, от кого-то убегаю, и это все наяву, а не детский сон. Господи, помоги мне, прошу тебя, молю, сделай как лучше. Но все-таки, кто эти люди, что они хотят от меня, что я такого могла сделать, в чем моя вина, почему я не знаю их и не вижу?

— Наташа, Наташа! — почему-то больно щеке. Меня что, бьют? За что?

Нет, это я просто зацепилась лицом за ветку шиповника, ничего заживет, там ведь боли не будет, главное взлететь. А звали ведь Наташу, значит не меня. В голове мысль одна, я не Наташа. Наверняка, я в какой-то стране, где красивые девушки-иностранки зачастую бываю Наташами. Но я не такая, мой возраст, рост, вес и обаяние уже совсем не для Наташи.

Но я убегаю, ведь это за мной гонятся, я должна скрыться. Господи, молю тебя, помоги.

А может я не одна, и почему я так думаю об имени Наташа. Ведь и дочка у меня Наташа, и подружка Наташа…

Господи, почему так больно? Нет, я не смогу добраться до того склона, у меня нет сил отталкивать от земли, надо отдохнуть. А еще хочется пить, немножко водички с криницы. И становится невыносимо жарко, я не вижу солнца, но оно печет…

Я слышу разговоры людей, но о чем они говорят, я не могу понять, не могу сосредоточиться на их разговоре. Где я? Почему люди говорят шепотом и почему темно? Может это я где-то на просмотре фильма и часть закончилась, сейчас поставят следующую часть…

Белая-белая комната… Тяжело дышать, от громкого гула (трактор, самолет?) разрывается голова…

Тишина, я опять стараюсь взлететь, оторваться от земли, как-нибудь добраться бы вот к тому склону. Вот он совсем недалеко. Но я вижу, как кто-то делает ограждения вдоль склона.

-Зачем? – я не слышу своего голоса.

-Бабушка Маня приказа. – Мне отвечают детские нежные голосочки, тихие и смирные. — Чтобы никто не упал со склона.

Вдруг я осознаю: бабушка Маня, ведь это моя тетя, умершая лет пятнадцать назад, а те детки, которых я только слышала, наверно мои не рожденные кровинушки. Господи, прости меня грешную, прошу, прости.

Эти мысли молнией прошибают мои мозги. Я слышу голоса, шаги, что-то пищит, трещит…

— Давление.
— Пульс.

Какие-то странные звуки. Снова темно, как в кинотеатре перед началом показа фильма.

— Мама, слышишь, мама.- Это голос моей дочери.

— Да слышу я, слышу, — отвечаю ей. Но, вероятно, она не слышит.

Нежное прикосновение рук дочери к моему виску, снова гул и треск, вокруг беготня, разговоры…

Господи, как болит голова, нет, болит все тело. Это сон? Нет, это не сон.

Я медленно с большим трудом пытаюсь открыть глаза. Яркий свет молнией врывается в мою сознательную и подсознательную жизнь. Я пытаюсь кричать громко: «Я живая», но никто не слышит, да это уже и не так важно. Возле меня моя дочь, вокруг люди, светит солнце, может быть просто светло. Самое главное – я жива. Я еще не знаю, почему я так радуюсь.

Реальность возвращает меня «на землю обетованную», слезы дочери в мир реальности, а мужчины в белых халатах — к ощущению адской боли.

Я вспоминаю, как ехали в маршрутке, громкий вскрик: «ребенок», скрежет, удар…

Слава, богу. В этом происшествии, как оказалось, сильно никто не пострадал. Ребенок испугался собаки, отскочил на дорогу, где двигалась наша маршрутка. У кого-то синяки, у кого-то царапины, а вот я, как всегда, мне всегда выпадает по больше: сотрясение мозгов (их наверное немного), большие ушибы ног и правой руки. Как говорит моя дочь: «Немного помолчишь, кушать будешь столько, сколько дадут, отдохнешь от дел».

Слова «отдохнешь от дел» полностью возвратили меня в реальную жизнь. А день начинался так хорошо… Пятница 13 …
Дочь ушла на работу, муж общался со своей «Ларисой», так называет нашу затрапезную машину. Отец отдыхал после принятия утренней трапезы. Ему за девяносто и право отдыхать он заслужил.

«Запел» мобильник.

-Алло, привет! – затараторила в трубочку приятельница Наташа. – С праздником тебя.
— И тебе не болеть. — Ответила я.- А праздник, какой?
— Пятница 13 — тринадцатое! Какая луна, полная или не полная, я не знаю, — не утихала подружка,- подъезжай ко мне, пойдем в лес.
-За первоцветами, ягодами, грибами или прошлогодними шишками? – Спросила я. – Наташа, середина мая.
— Я уже купила «охотничьи» сосиски, батон, кетчуп, минералку. Бери свой вишнево-малиновый компот. Пойдем в «наши» березки, будем поджаривать на костре сосиски и балдеть,- Наташа рассказывала как по написанному, — и возьми мои документы, они у тебя, помнишь, я их забыла.

С Наташей мы иногда выходим в «свет». Ходим в лес, к озеру, просто в скверик, изучаем наличие товаров в торговых точках. Все это мероприятия рабочих дней. Нам уже очень далеко за шестнадцать, но совсем немного после шестидесяти. Выходные проводили каждый у себя дома, были на обслуге своих домочадцев. Мы давно негласно договорились, что семья святое.

Вот и теперь, приготовив что-то на обед, объяснив мужу необходимость отдыха от повседневности и от него тоже, взяв компот, я отправилась на природу. Но доехать я так никуда и не успела.

Что я попала в больницу, Наташе сообщила ее дочь. Ее дочери позвонила знакомая с больницы, что бы сообщить о происшествии, как бы с ее мамой, но в это время они были рядом. Наташка упросила какого-то мужика и поехала по городу искать мою дочь. Мобилки это хорошо, но… Мой брякнулся вместе со мной, у него тоже сотрясение.

У подружки Наташи не было телефонного номера моей дочки Наташи. И вот, подружка Наташа со своим шелестящим пакетом, наполненным набором отдыхающего, колесила по городу, носилась по больнице. Она о нем забыла, но держала в руке крепко и надежно. И вот, когда я уже очнулась, Наташа не выдержала, разрыдалась навзрыд, на что врач четко сказал: « Женщина, ваш бешено шелестящий пакет уже изрядно всем надоел».

Как позже призналась Наташа, это замечание вернуло ее в мир реальности. Так как ее документы были у меня, вот меня-то и называли Наташей.

Пятница 13 — история из жизни — вот так мы отдохнули.

Спасибо тебе, Господи, что все как обошлось, и прости грехи наши. Храм я посещаю не часто, но когда бываю, всегда ставлю свечки за упокой душ всех своих родственников, называя их по именам, кого знаю. А еще я ставлю свечку за упокоение душ, не родившихся детей, и прошу у Бога прощения и райской им жизни.

Жизнь — это чудо, данное нам природой и ее надо беречь, не разменивать на монеты, любить ее, не забывать о предках своих, они-то и есть наши Ангелы-хранители.

Пятница 13 - история из жизни

Пятница 13 — история из жизни

© 2014, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: