Последний шанс родить — женская история

Последний шанс родить — женская история. Бог все видит! Уж не знаю, сколько раз я слышала эту фразу, произнесенную эдаким неповторимым тоном, в свой адрес. Фраза обычно сопровождалась тяжелым вздохом и печальным покачиванием головы. Кто только мне ее не говорил. Подруги и приятельницы, мама и родственницы… И его жена. Правда, о наличии жены я узнала далеко не сразу. А когда узнала — было уже поздно. Это было уже совсем не важно. Ну, есть жена, и есть — подумаешь!

Разве может быть в мире что-нибудь настолько же малозначительное, как наличие у Ника жены? Вот приблизительно так я и рассуждала. Что же касается мыслей вроде «так нельзя», то я попросту запретила себе думать об этом. И запретила ушам слышать, когда подобную мысль пытался довести до моего сознания кто-нибудь другой. Даже его жена…

Последний шанс родить — женская история

  • • Замужем наполовину

В какой-то момент она узнала мой номер телефона и с тех пор звонила мне с завидной регулярностью — приблизительно раз в три недели. За восемь лет я так привыкла к ее звонкам, что даже — честное слово! — начала практически ждать их. Текст жены Ника повторялся из раза в раз (только со временем она перестала плакать): «Остановись! Ты обязательно будешь наказана за то, что ты делаешь. Неужели ты сама этого не понимаешь? Бог все видит!»

Жена Ника была права. Бог все видит. Я наказана. Что и требовалось доказать…

Ник приезжал ко мне два-три раза в месяц. «Я не люблю встречаться часто, — постоянно повторял он. — Лучше встречаться так, как мы с тобой — редко, но метко, правда, малыш?». После этого Ник подмигивал, тащил меня в спальню, уезжал через несколько часов, а я потом неделю ревела. Спустя неделю вытирала слезы и… готовилась к его следующему приходу.

Я привыкла праздновать все важные события без любимого. Прямо как героиня известного фильма: «И вообще, праздники я не люблю». Хотя, знаете, меня это даже в первое время не сильно обижало: женат, я понимаю… а потом я вообще перестала считать это неправильным. В конце концов, у моей близкой подруги муж из командировок не вылазит, она тоже постоянно одна на Новый год, дальше что?

Подумаешь! Лет через пять я перестала отчаянно ревновать Ника к его жене. Раньше наша ненависть была взаимной, а потом жене Ника пришлось ненавидеть «в одни ворота». А я успокоилась. Не станешь же ты ненавидеть снег, который, так или иначе, выпадет зимой? Закон природы. Смирись, расслабься и постарайся вынести из ситуации максимум удовольствия.

Шесть раз Ник водил меня на аборт. Разумеется, не в буквальном смысле, за руку. Просто деньги давал… Вернее, один раз дал. В самый первый. Тогда я думала долго. Но он сказал (понимаю, что подлец, но я его любила!) фразу, после которой думать я перестала вообще:

— Малыш, — сказал тогда Ник, — ты, конечно, можешь оставить ребенка — это твое дело. Но учти, что в ту самую секунду, когда ты примешь такое решение, ты потеряешь меня навсегда. Я женат, у меня есть семья, своих детей я люблю — и не хочу, чтобы они делили мою любовь еще с кем-то. А тебя я люблю и ценю именно за то, что ты для меня — праздник. Не семейные будни, а настоящий Праздник. С большой буквы. Ты можешь считать меня подонком, но я просто честен с тобой.

На остальные аборты я ходила, не ставя его в известность. А зачем?

  • • А жизнь не стояла на месте

Через восемь лет Ник меня бросил. Наверное, нашел себе новый праздник. У нас вообще страна такая — постоянно новые праздники себе сочиняем. И отменяем старые, надоевшие… Короче говоря, он меня бросил, и я до сих пор не понимаю, почему я тогда не умерла. Где-то через полгода я немного пришла в себя и обнаружила, что у меня ничего нет, никого нет, что мне тридцать шесть лет и я совсем не здорова. А какая женщина может быть здоровой после шести абортов? Я стала постоянным пациентом гинеколога, а она только головой качала, ничего не комментировала— врачебную этику, видимо, соблюдала…

— Если ты в принципе собираешься рожать ребенка, — сказала после очередного осмотра врач, — то сейчас самое время очень сильно поторопиться. Да и то я тебе мало что могу гарантировать.

— Да ладно тебе, Марин, — попыталась отшутиться я, — оглянись по сторонам! От кого рожать-то?

— Вот-вот, — кивнула Марина.

— Именно это я тебе и рекомендую. Как врач. Осмотрись по сторонам — и рожай немедленно… Последний шанс родить. Я совсем не шучу.

  • И я огляделась.

Лучше бы я не делала этого, честное слово. Мне всегда казалось, что я — женщина красивая, неглупая, самостоятельная и сексуальная. Поэтому что бы там ни было, одна я не останусь. Никогда. Я совершенно напрасно так думала. Все мои преданные поклонники уже давно разбежались кто куда, а все больше — в загс с какой-нибудь хорошей девочкой. И то дело — не все же им десять лет за мной, бегать безо всякой надежды на обратную связь. Никаких особых авансов я им не делала (я действительно очень любила Ника), вот они и исчезли.

Кто выдержал год-полтора, кто — два-три, и только Сашка (самый верный, преданный и родной с ползункового возраста) продержался почти семь лет. Но и эти семь лет уже три года как закончились. Хотя вернуть Сашку я попыталась все равно. Где там! Сашка встретил меня довольный, счастливый, внезапно разбогатевший и… представил мне свою невесту. Она оказалась на одиннадцать лет младше меня.

С ума сойти! А раньше мне бы и в голову не пришло рассматривать ее как соперницу. Ну да ладно. Я сама во всем виновата, ни к кому претензий не имею… Как там мне говорили: «Бог все видит»? Да, я помню, все видит…

Итак, оглядевшись по сторонам повнимательнее, я сделала однозначный вывод: по сторонам у нас нынче — шаром покати. Неделю я просидела в депрессии. Потом неделю просидела, пытаясь убедить себя, что депрессия — самая неконструктивная штука в мире. А потом вышла на улицу и приняла первое же предложение от классического «первого встречного». Предложение тоже было классическим: «Не согласитесь, ли выпить со мной кофе?». Кофе так кофе. Не вопрос.

  • • Каждый выбирает для себя

Я сидела в кафе и разглядывала своего знакомого. В открытую разглядывала. Это уже становилось неприличным. Он начал ерзать, но пытался «держать лицо». Уже неплохо. Нечаянного знакомого звали Алексеем, симпатичного в нем было — разве только руки, зато он поглядывал на меня с нескрываемым восторгом, а подобные взгляды в мой адрес в последнее время — слишком серьезный дефицит, чтобы разбрасываться ими направо и налево. И я оставила свой номер телефона.

А через четыре месяца Алексей предложил мне стать его женой. Первое желание было — расхохотаться, да погромче. Но я сдержалась. Потому что вспомнила слова доктора Марины:  -Последний шанс родить. Причем шанс этот крошечный. Но пока он есть. Хорошо, допустим, я сейчас таки рассмеюсь. Алексей обидится и уйдет. Дальше что? Мысль об искусственном оплодотворении вызывает у меня почти сакральный ужас, уж не знаю, почему. Наверное, просто никогда не представляла, что это может иметь ко мне какое-то отношение. Соглашаться? Да, нужно соглашаться. Но с другой стороны…

Знаете, когда человек в тридцать восемь лет живет вдвоем с мамой, то это уже диагноз… Да нет, я понимаю, что сейчас говорю глупости — люди разные бывают, ситуации тоже. Можно быть прекрасным человеком, но не создать к сорока годам собственную семью, а можно с двадцати лет жить самостоятельно, но быть при этом редкой свиньей. Я все понимаю. И говорю так только потому, что Алексей мне не нравится. Вернее, потому что я совсем его не люблю.

А с другой стороны — он явно готов перевести наши отношения в семейное русло прямо немедленно, да еще и через органы записи актов гражданского состояния. Правда, я не уверена, что он любит меня. Скорее, тоже просто устал от одиночества. А может, и любит — это не важно. Важно, что я его не люблю. Но с другой стороны, — кажется, у меня остался последний шанс родить.

И мне нужно понять: готова я прожить с нелюбимым человеком если не всю жизнь, то какое-то долгое время? Готова ли я в любом случае впустить его в свою жизнь навсегда? Ведь если Алексей станет отцом моего ребенка, я уже не смогу выбросить его из своей жизни, так ведь? И может, хватит уже ждать у окошка любовь великую? Она не придет. Не верю я в это. И вообще — нужна ли она? Были у меня уже эти мечты об «алых парусах». Ничего интересного. Плавали, знаем…

Последний шанс родить — что говорит Психолог

Вряд ли возможно Любовь великую у окошка сидючи дождаться. В этом героиня права. Не бродят суженые толпами под окнами. Вялым перебором б/у поклонников ситуацию тоже не исправишь. Чтобы обустроить личную жизнь, нужна маломальская активность. С ребенком вопрос и вовсе непрост. Едва ли можно говорить о большой потребности героини в материнстве. Тридцать восемь лет холостой жизни и шесть абортов свидетельствуют скорее о противоположном.

Не случись разрыва с возлюбленным; то все оставалось бы без изменений. Тогда зачем нужен ребенок, каково его предназначение? Негоже использовать малыша как психотерапевтическое средство от одиночества, тем более как эффективный гормональный препарат для врачевания гинекологических расстройств.

Зачинать и рожать ребенка лишь потому, что время поджимает, неразумно и негуманно. А тут еще предполагаемый отец если чем и привлекателен, то только руками. Для спутника жизни несколько маловато. Так что же делать? Ответ банален — последний шанс родить — подумать еще и еще раз. И если ребенок желаем и нужен, проявить большую разборчивость при выборе его отца.

Последний шанс родить - женская история - Читать рассказы

Последний шанс родить

© 2014, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: