Помириться надо с любимой — история из жизни

Помириться надо с любимой — история из жизни.

Поверив сплетням я потерял ее, которую любил больше жизни.

В нарядном белом платье моя племянница выглядела, как настоящая маленькая принцесса. Мы сестрой удовлетворенно переглянулись: наша мышка Иришка, как мы называли ее дома, была очаровательна.

— Жаль, что Вероника не увидит меня в нем! — вздохнула девочка. — Ой, прости, Дима! Мама мне сто раз говорила не вспоминать при тебе о Нике, а я забыла… — с детской непосредственностью добавила она. — Но ведь ты понимаешь, что только Вероничка может по достоинству оценить мой наряд!

— Где это ты таких оборотов нахваталась? — сестра, зная, как меня ранит даже вскользь произнесенное имя бывшей жены, попыталась ненавязчиво замять неловкость в разговоре.

— Каких обормотов? — непонимающе уставилась Иринка на мать.

— О достойной оценке твоего наряда… — подсказал я, подыгрывая Ольге и тем самым давая понять, что упоминание о Нике меня ничуть не взволновало.

—А-а-а… Телик смотреть надо! Девчушка снова принялась разглядывать себя в зеркале. — А еще мне так хочется пойти на пруд покормить уток. Жаль, что того никогда не будет.

—Почему не будет?

— Потому что без Ники там неинтересно! — отрезала малышка и вышла из комнаты.

— Дим, да не обращай ты внимания. Она ребенок и многого не понимает… — тихо сказала Ольга.

Помириться надо с любимой — история из жизни

Мой брак распался полгода назад. Все это время я старался не только не видеться с бывшей женой, но всячески избегал даже разговоров о ней: слишком больно, рана еще не затянулась. Да и затянется ли когда-нибудь?

После развода прошло совсем немного времени, и я вдруг остро почувствовал, что могу никогда ее не увидеть. Не сразу признался себе, что готов простить Веронике измену, от которой она всячески открещивалась.

У меня было какое-то раздвоение личности: с одной стороны, я верил всему, что мне наговорила Лиля, с которой мы вместе работали. Именно она (исключительно из лучших побуждений) сообщила, что жена мне изменяет.

С другой стороны, я не мог поверить, что моя милая и нежная Ника могла так со мной поступить. Чувствовал себя загнанным зверем.

А когда Лилькина ложь выплыла наружу, я готов был на коленях просить прощения за то, что поверил интриганке, но поздно: моя бывшая жена — очень гордая женщина. У меня до сих пор в ушах звучат ее гневные слова:

— Своими подозрениями ты сжег все мосты, испепелил мою душу, растоптал… Поверил не мне а этой дряни. Если нет доверия, значит, нет и любви! Горько осознавать, что я столько лет прожила с не тем человеком, каким тебя считала и которого так любила…

Ольга пояснила поведение дочки:

— Я пыталась объяснить Иришке, что такое развод, но вряд ли малышка поняла. Она сказала, что ей очень жалко Нику: «Мы есть друг у друга, а Никуся наша одна-одинешенька. И некому ей теперь стакан воды подать!»

Нужно остановиться на том, почему Иришка была так близка с моей бывшей женой. Дело в том, что когда Мышке исполнилось четыре года, Толику, мужу сестры, предложили контракт на два года за границей. Без Ольги Толя ехать не хотел: ревнив очень, боялся, что Олька за это время на других мужиков смотреть будет.

С другой стороны — деньги им очень нужны были, ведь можно на жилье заработать. А то, сколько можно на съемных квартирах ютиться? Мы посовещались и решили, что Иришка пока у нас поживет.

Вероника работала на дому, своих детей у нас не было. Вполне можно заняться племяшкой. А Оля с Толей со спокойной душой отправятся на заработки…

До семейного торжества оставалось две недели. Почему именно этому восьмому дню рождения племяшки придавалось такое большое значение?

Все очень просто: недавно Оля с мужем и дочкой наконец переехали в собственный дом, а значит, могли пригласить к себе не только родственников, но и подружек Иры, чего раньше никогда не делали. Ведь в их старой четырнадцатиметровой съемной комнатушке даже стол негде было поставить.

Мышка с нетерпением ждала этого праздника. Незадолго до него у меня состоялся еще один разговор с Иришкой.

— Бабушка говорит, что нельзя злиться на других. А я иногда немного злюсь.

— Ну да, вообще-то нельзя, — я не хотел подрывать авторитет мамы. — Наверное, дуешься на какую-то подружку?

— Я скажу тебе на ухо, но ты никому не говори, ладно, Дима?

— Обещаю!

— Иногда я злюсь на Нику за то, что она меня больше не любит… — прошептала мне на ухо девочка. — Ведь, кого любят, того не бросают! — с недетской серьезностью сказала малышка. — Она больше совсем не приходит к нам в гости и не играет со мной!

— Наверное, много работает! — я не знал, что еще сказать девочке.

— У всех людей бывает выходной! А мама говорит, что Ника больше не придет! Она нам теперь не родственница! — в глазах малышки блеснули слезы.

Надо было с этим что-то делать. Три дня я ходил и размышлял, помириться надо с любимой, а на четвертый собрался с духом и позвонил Нике.

— Привет, это я…

— Я узнала.

— Звоню с просьбой. Дело касается дня рождения Иришки. Я хочу, чтобы ты пришла. Тебя же приглашали?

— Ну да… И буду посмешищем в глазах твоих родственников? Непутевая гулящая бывшая жена явилась?

— Вероника, ну что ты такое говоришь! Ириша так скучает! Потому что любит тебя! Сделай это хотя бы ради нее!

Ника ничего не ответила — молча, положила трубку. Я вздохнул.

Вот и пришел долгожданный день. Мышка выглядела, как настоящий ангелочек. Но глаза у девчушки все равно были грустные-прегрустные.

— Улыбнись! — говорили ей гости. — Ведь у тебя сегодня праздник!

Она только кивала в ответ и вглядывалась в конец двора, где находилась калитка — видно, что кого-то ждала.

День обещал быть солнечным, чудесным. Собрались ее друзья и подружки, приехали с подарками дедушка и бабушка.

В беседке накрывался стол, а Иришка не отрывала глаз от ворот. Гости шумно начали рассаживаться. Девочку усадили спиной к входу. Вдруг хлопнула калитка — Ника! Она немного запыхалась, но была элегантно одета и причесана. Иришка оглянулась. Широкая улыбка осветила ее лицо.

— Вероника-а-а-а! — радостно завопила девочка и стремглав кинулась к ней.

— Хорошо, что ты пришла! А то эти взрослые, они ничего не понимают и говорили мне всякую ерунду, что тебя не будет сегодня, — добавила девочка. — И что ты вообще нам больше не родная! Правда, глупости?

Было видно, что Ника тронута.

Мы сидели за столом, как в прежние времена: вся семья в сборе. И Ника с нами, по-прежнему на своем месте.

— А ты будешь приходить ко мне, как раньше? — продолжала болтать Ира.

Моя бывшая жена немного помолчала и ответила негромко: «Да, мышонок…»

— И мы будем, как раньше, с тобой и с Димой ходить кормить уток в парк?

— Возможно…

— И вы помиритесь? — голосок Иришки дрогнул. — А то Димка без тебя такой стал скучный, все время занят. И в парк со мной не ходит. А там, наверное, уже утята маленькие родились.

Я смотрел на профиль Ники и понимал, что до боли, до крика люблю ее. Но сделанного не воротишь… Помириться надо с любимой. Пытался поймать ее взгляд, но она так, ни разу и не повернулась ко мне. Когда застолье закончилось, подбежала Ириша, почти силком таща за руку смущенную Веронику.

— Вот, Дима, завтра мы все идем к утятам! А потом — есть мороженое. Мама согласна, и Ника тоже. И вы больше не будете ругаться, понятно?

Я улыбнулся, кивнул. Как знать, может с помощью Иришки мне удастся наладить отношения с Вероникой?

Помириться надо с любимой

Помириться надо с любимой — история из жизни.

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: