Почему мы стали чужими — история из жизни

Почему мы стали чужими — история из жизни. В столице мне предложили работу, но моя семья осталась в нашем захолустье. И в этот вечер, как и вчера, и позавчера, и месяц назад, я сижу один в ухоженной, просторной, но такой пустой квартире и вспоминаю.

Думаю: где поступил неправильно? Почему все сложилось так глупо? Почему мы стали чужими? Почему рассыпался наш прочный замок? Не верю, что он был построен из песка. Я живу в престижном районе столицы. У меня большая квартира. Два раза в неделю приходит домработница, чтобы вытереть пыль, вымыть окна и почистить ковры. У нее не так много работы, хотя я щедро оплачиваю ее старания.

В моей квартире не слишком пыльно, никто не мусорит, ведь я живу один. Один, хотя у меня есть жена и двое детей. Две недели назад мне исполнилось сорок лет.

В день рождения я заказал себе пиццу на дом и ждал, что Рита хотя бы позвонит. Не позвонила. Зато на следующий день получил по почте повестку на процесс о разводе. Впервые в жизни я расплакался, такой сильной была душевная боль. А потом успокоился и решил: жена не избавится от меня так легко.

Почему мы стали чужими — история из жизни

Перед тем как позвонить Рите, я долго обдумывал фразы, которые никогда в жизни не произносил. О том, что очень ее люблю, и знаю, что она чувствует. Хотел сказать, что прошу прощения и сделаю все, дабы теперь все сложилось иначе. Но когда поднял трубку, почему-то произнес совершенно другое.

— Я буду бороться за мальчиков…
— Знаю, — спокойно ответила жена. — Я это предвидела. У меня есть хороший адвокат. Надеюсь на лучшее. Если ты хочешь бороться — это твой выбор.
— Нет, это ты выбрала! — выкрикнул я.
— Не ори. Хочешь поговорить с детьми?

Как она холодна, как сдержанна! Лед, а не женщина. И когда моя любимая Ритка стала такой?.. Мысленно посчитал до десяти, чтоб успокоиться. Сыновья не должны страдать от того, что у их родителей все сложилось не так, как они мечтали.

— Привет, папа! — услышал голос Сережки. Ему пять лет, и рот у малыша не закрывается. — Ты знаешь, что я получил от дяди Толи? Транс… формера. Большого такого! Супер! Когда нажимаю зеленую кнопку, он становится… — сын без умолку болтал, а я думал совсем о другом.
«Дядя Толя»! Мерзавец! Да по какому праву эта скотина делает подарки моим сыновьям?
— Серенький, а угадай, что тебя здесь ждет? Голубой…
— Вездеход?! Здорово! — завопил сын. — Правда?! Папа, ты лучший! Мама, мама, а когда я поеду к папе?

Трубка стукнула, и голос сына раздался откуда-то издалека. Я ликовал. Вот тебе, «дядя-шмадя»! Правда, эта машинка должна была стать подарком ко дню рождения Сережки, ну да ладно… Придумаю что-нибудь еще. С Петей, старшим сыном, я говорил уже спокойнее. Как с мужчиной. В конце концов, Петру уже девять лет.

Почувствовал себя немного лучше, потому что я все-таки нужен детям, они любят меня. Еще не все потеряно. Я приготовил себе коктейль и устроился в кресле. Тут же нахлынули воспоминания. Рита, наша любовь, рождение пацанов… Боже, ну почему так случилось?! Почему мы стали чужими…

А начиналось все красиво. Как давно это было! Мне исполнилось девятнадцать, а Рита только получила школьный аттестат. Я сразу понял, что мы предназначены друг для друга. Спустя несколько месяцев мы пережили наш первый раз. Верили, что не расстанемся никогда…

Рита поступила в медучилище и стала медсестрой. Я же окончил факультет экономики, получив престижную специальность маркетолога. Как только получил диплом, мы поженились. В нашем небольшом городе в то время с работой было туговато, но меня не оставлял оптимизм. Поработав пару лет «на дядю», рискнул и создал собственную фирму.

— Ритуся, скоро все изменится, — обещал я любимой. — Купим большой красивый дом, к нам будет приходить домработница, заниматься нашим хозяйством, а тебе останется только красить ногти и смотреть телевизор…
— Да я с ума сойду от скуки! — отмахнулась Рита. — Лучше пойду учиться дальше и открою свою клинику!

Так выглядели наши планы. И мы были уверены: все получится! Однако в таком захолустном городишке, как наш, абсолютно невозможно развернуться. Следовательно, я начал подумывать о том, чтобы переехать в какой-нибудь большой город. Даже в столицу. Но в течение нескольких лет никак не мог решиться на этот шаг. Сегодня размышляю: вот если бы сделал это, пока мы были с Ритой вдвоем, все сложилось бы иначе. Но я тянул, и ситуация усложнилась.

— Я беременна, — услышал однажды от жены. Вот так, папаша. Начинается взрослая жизнь.
— Не переживай, дорогая. Я смогу заработать на нас троих. Бизнес хорошо раскручивается, — убеждал Риту, но скорее самого себя. — Я люблю тебя, ты знаешь об этом?
— Знаю, глупыш, — жена поцеловала меня. — Так как покрасим комнату? В розовый цвет или поищем обои с детским рисунком? Например, с какими-нибудь мишками?
— Э-э-э… Пожалуй, предпочел бы с мишками…
— Я тоже. Знаешь, я даже присмотрела их в магазине…

Вот так провалился план нашего переезда в большой город. Петя родился в срок. Я был горд, как павлин. В течение нескольких месяцев мы жили только нашим сыном. Я не мог даже допустить мысли, что после декретного отпуска жене придется вернуться на работу. Петруша нуждался в маме, а я постепенно дозревал до роли ответственного отца. Такого, который в состоянии обеспечить своему ребенку хорошее будущее.

И тут мне сделали одно важное предложение, которое открывало просто феерические перспективы. Смущало одно: надо было переезжать в Москву, в головной офис корпорации.

К сожалению, жильем на первых порах не обеспечивали. Я долго терзался сомнениями, но наконец, решился.
— Послушай, Рита… — осторожно начал однажды, когда мы были на вечерней прогулке с сыном, — нам нужны деньги… — Я откашлялся. — Мне как раз сделали хорошее предложение. Только… придется переехать в Москву… Может, на время… Жена молчала. Лицо ее омрачилось.

— Это для нас шанс, — окончил я тихо.
— Для тебя, — спокойно произнесла Маргарита. — Но я все понимаю… Ты так давно ждал… Это надолго?
— Ритка, но мы же можем поехать вместе!
— Куда? Жить в съемной комнатенке, платить бешеные деньги. А если Петруша заболеет? Тут у меня мама рядом, врач в поликлинике знакомая. Нет, Ленечка, я не поеду.
— Значит, придется отказаться… — вдруг нахлынула тоска. Я же так радовался открывающимся горизонтам!
— Зачем? Ты же говоришь, это не навсегда. Поезжай сам.

Я растерялся. В принципе, конечно, ничего страшного: всего лишь пару часов езды на машине. Достаточно одного телефонного звонка — и я дома. На выходные буду приезжать. В конце концов, это же для нас троих! Я обнял ее, поцеловал. Боже, как же я любил Риту! Понимала ли тогда моя жена, что именно благодаря ей и Пете у меня появилась вера в удачу? Что она была моим вдохновителем, причиной и целью всего, что я делаю? Что я жил ради них?

Мы возвращались к этому разговору еще несколько раз. Однако мне не удалось уговорить Риту, и я поехал в Москву на несколько месяцев — попробовать свои силы. Начало работы в столице оказалось совсем не легким. Ритм огромного города ошеломил. Бесконечные шум, спешка, все куда-то бегут, толкаются локтями. Необходимо немало времени, чтобы ко всему этому привыкнуть.

Но у меня было преимущество над конкурентами. Ведь здесь я находился без семьи, поэтому мог посвящать работе хоть все 24 часа в сутки. Кроме того, готов на любые жертвы ради достижения успеха и абсолютно устойчив ко всем соблазнам, которыми искушала столица.

Тяжелая работа, наконец, начала давать результат. Теперь уже было жаль оставлять столь превосходный бизнес, поэтому мое пребывание в Москве затягивалось. Это все больше раздражало мою жену.
— Когда ты вернешься? — время от времени спрашивала она.
— Скоро, — обещал я.
— Что означает — скоро? Когда именно?
— Наверное, приеду на выходные…
— Только на выходные? — она повысила голос. — А насовсем? Леня, почему ты молчишь? Ты не возвращаешься? — в ее голосе был слышен страх.
— Если хочешь, я вернусь, — помедлив, ответил.

Понимаю, тогда я вел себя отвратительно, якобы предоставляя ей право выбора. И потом всегда смог бы упрекнуть, сказав: ты сама согласилась, ты этого хотела.
На другом конце провода воцарилась тишина.
— Если тебе очень нужно задержаться еще на несколько месяцев, то оставайся… — наконец отозвалась жена. — Мы очень скучаем по тебе, — ее голос задрожал.
— Рита, я обещаю, что как только стану на ноги, сразу вернусь. Я хочу, чтобы у Пети было счастливое детство. Ты потерпишь буквально еще несколько месяцев?
— Посмотрим… — буркнула жена. — Завтра приедешь?
— Конечно! Я люблю вас.
— Мы тебя тоже.

Почему Рита тогда не сказала: «стоп»? Почему я не сказал? Несколько месяцев вылились в два года. Мои дела в столице шли все лучше и лучше. Сначала удалось купить обшарпанную гостинку, а через два года я сменил ее на нормальную квартиру. Правда, пришлось взять кредит, но… надо, же было позаботиться о будущем. Ведь, в конце концов, здесь со временем будет жить моя семья — мой сын и моя жена.

Я продолжал звать Риту к себе, а она по-прежнему отказывалась. Был период, когда Петруша начал болеть, потом хворала мама Риты. И все время как-то так получалось, что ни я не мог вернуться, ни она не могла никак ко мне переехать. Естественно, я часто приезжал к жене и Пете, звонил почти каждый вечер, но между нами выросла какая-то стена.

Я уже не слышал от супруги вопросов о том, когда вернусь. Теперь даже в выходные для меня у нее не хватало и минутки, хотя раньше мы чудесно проводили время втроем. Я расстраивался, чувствовал себя слегка обиженным. Ведь вкалывал как вол, высылал ей деньги, обеспечивал небедную жизнь, а она постоянно изображала из себя обиженную принцессу.

Нет, дело не в том, что я жалел чего-то для Риты. Просто ожидал от нее хоть немного понимания.
А правда была такова, что мне уже совсем не хотелось возвращаться из столицы в нашу забытую Богом дыру — в маленьком провинциальном городишке мне негде было бы развернуться со своим бизнесом. Казалось, что Рита все-таки должна пойти навстречу, сделать этот первый шаг.

— Нет! — решительно ответила жена. — Там я совершенно никого не знаю. Готова поспорить: у тебя все равно не хватало бы времени, чтобы пойти с нами даже на прогулку, не то что в кино или в ресторан! Так зачем я тебе там?

Мне стало как-то не по себе. Ведь она отчасти была права: в Москве я все свое время отдавал работе.
— Но в столице превосходные детские сады и школы… — решил подойти к ситуации с другой стороны. — Для Пети это было бы хорошим стартом. Потом он сможет поступить в престижный вуз. Кроме того, в большом городе у меня масса возможностей для бизнеса, а иначе придется уйти из фирмы. Здесь мне уже сложно будет развернуться, найти свое место, а там все удалось.

Прошу тебя, обдумай мое предложение. Представь: недалеко от моего… то есть от нашего дома находится частная клиника, ты могла бы в ней работать…

Маргарита резко повернулась ко мне, тихо произнесла:
— Я никуда отсюда не поеду. Здесь моя жизнь, друзья, мой дом, — она на какое-то время замолчала. — Я больше не намерена возвращаться к этому разговору. Просто буду ждать тебя здесь. Не стану давить, но ты заканчивай там дела, возвращайся и позволь нам опять быть счастливой семьей.

Я обманул Риту. Тогда уже знал, что никогда не вернусь, однако не признался в этом. Но в этот момент мне хотелось как-нибудь задобрить, умилостивить свою жену.

— Ритуля, давай не будем портить минуты, когда мы вместе, — примирительно начал я. — У нас еще получатся замечательные выходные. Идем с Петей на прогулку. Я видел, возле озера поставили новые карусели. Сходим туда? А потом на мороженое. Петя покатается на велосипеде. Я купил… — с гордостью показал подарок для сына. — А когда вернемся с прогулки, вместе поужинаем. Я сам приготовлю все, что пожелаешь, о’кей? Я привез хорошее вино. Петя уснет, а весь вечер будет в нашем распоряжении… — искушал я.

— Как хочешь, — равнодушно произнесла Рита, немного помедлив. — Знаешь что… Ты иди на прогулку с Петей, а мне нужно к Тоне, подруге. Полчаса, не больше.
— Ну, хорошо… Отдохни немного от малыша. Мы справимся. Ни о чем не беспокойся, — успокоил жену.

Теперь, после стольких лет, прекрасно помню и тот разговор, и тот вечер. Маргариты не было больше трех часов. Я не сразу обратил внимание на столь долгое отсутствие. Мы с сыном замечательно проводили время. Но потом взглянул на часы и забеспокоился: не случилось ли чего? Позвонил на мобильный. Рита долго не отвечала, и я уже начал нервничать по-настоящему.

Но тут она отозвалась:
— Леня, я скоро, мы тут с Тонькой покраску затеяли… — голос жены был веселый, тон непринужденный. Я успокоился. Мы с Петькой вернулись домой, пообедали, посмотрели сказку. Тут и Рита появилась.
— Извини, Тоня умоляла ее покрасить, потому что в парикмахерской дорого, я не могла отказать, — тараторила жена. — Вы справились? Как Петруша вел себя?
— Петька — парень что надо, — ответил я. Мне показалось, или она действительно избегала моего взгляда?

«Может, ей просто захотелось выкроить какое-то время для себя, а я терзаюсь?» — подумал, смутившись. Да, я был слишком наивен. А может, мне было удобно не знать, что Рита ищет счастья где-то на стороне? Во всяком случае, мы провели чудесный вечер. Когда я узнал, что Рита снова беременна, то с облегчением вздохнул. Следовательно, мы вместе. Несмотря на все препятствия и зигзаги судьбы. Почему-то был убежден, что теперь все просто обязано измениться.

Но супруга как бы погасла. Перестала горячо уговаривать меня вернуться домой. А мой бизнес процветал, даже без моего постоянного присутствия. Поэтому я мог через день приезжать домой, быть с семьей. Делал покупки, ходил с Петей на прогулку. С Риты сдувал пылинки. Ее беременность протекала без всяких осложнений.

В конце восьмого месяца я несмело предложил жене, чтобы она переезжала в столицу и рожала там. Очень рассчитывал на то, что наша разлука, наконец, закончится. Ведь не могла же Рита сама воспитывать двух детей!
— Нет! — ответила жена, к моему огромному удивлению.

И не добавила больше ни слова. Вот так просто: нет. Что ж, мне оставалось лишь ждать появления второго малыша. Сережа родился в ночь с субботы на воскресенье. К счастью, я как раз находился дома. В такие минуты все остальное не имеет значения. Важны только малыш и его мама. В голове опять появились тысячи вариантов, как хорошо было бы нам жить всем вместе.

После рождения Сережки я взял месяц отпуска. Старался как можно больше времени проводить рядом с малышом. Купал его и переодевал, укладывал спать и ходил с ним на прогулки. Да, я был хорошим отцом. Был и остаюсь им. Мне не в чем себя упрекнуть. Между мной и Ритой больше не было произнесено ни одной фразы о переезде семьи или о моем возвращении. Спустя четыре недели я вернулся на работу. Но по первому, же звонку жены мчался к семье.

Малейшее упоминание о деньгах — и сразу денежный перевод. Если заболевал кто-нибудь из малышей, я всегда был рядом. Мне было нелегко совмещать профессиональную деятельность с семейной жизнью, но я старался, как мог. Как ни странно, оставалась иллюзия, что все находится под контролем. Этот мыльный пузырь лопнул однажды в июле, когда я приехал с билетами и путевками на отпуск. Приготовил всем сюрприз, мечтал, что они обрадуются — и мальчики, и Рита.

Две недели в Турции, вчетвером. Пятизвездочный отель, все включено. Теплое море, мягкое солнце бархатного сезона.

— Я не могу, — Маргарита посмотрела мне прямо в глаза. И после продолжительного молчания добавила: — Я возвращаюсь на работу, в свою поликлинику. Не смотри на меня так, — произнесла она уставшим голосом, прежде чем я успел что-то из себя выдавить. — У меня тоже есть своя жизнь. Свои амбиции, свои мечты. Я не собираюсь все время быть твоей тенью. Петя пойдет в детский сад. За Сережей присмотрит моя мама. Поначалу буду работать на полставки.

Я даже не знал, что сказать в ответ.
— Ты все продумала… Меня не спросила… Мое мнение тебя не интересует? — прошептал, наконец.
Она лишь пожала плечами. Этот жест был намного красноречивее сотен слов. Ее действительно не волновало, что я думаю. Тогда зачем все это? Моя работа, разлука с ней и мальчиками, все жертвы и старания…
— Но можешь взять с собой на отдых детей, если хочешь, конечно, — произнесла вдруг жена.
— Не знаю, смогу ли справиться с ребятами самостоятельно… — пробормотал я растерянно, как ребенок.
— А почему не сможешь? Ведь до сих пор я превосходно справлялась сама. А в отеле, как я понимаю, тебе наверняка не придется ни готовить, ни убирать, да?
— Ну да… — машинально согласился я.
— Это даже хорошо, что ты заберешь сейчас мальчиков, продолжала супруга. — Первые дни на работе всегда очень трудные. Было бы просто замечательно, если бы в это время мне не пришлось, хотя бы о детях заботиться.
— Хорошо, я заберу детей на эти две недели, — произнес, расстроившись окончательно. На душе стало пусто.

В Турции мы отлично отдыхали втроем, но… Я постоянно думал о Рите, о том, как бы нам было здорово вместе… Мальчишки тоже скучали по маме, несмотря на все развлечения. По возвращении они бросились в ее объятия с криками радости. У нее в глазах стояли слезы. В какой-то момент мне показалось, что все мои страхи надуманы.

— Как работа? Уже освоилась? — спросил я Маргариту за ужином, когда дети легли спать.
— Еще нет, но, скорее всего, все будет хорошо, — она разгладила на скатерти несуществующую складку.

На лице жены появилась какая-то отсутствующая улыбка. Разговор не клеился. Странно, но мне хотелось столько ей рассказать о том, как мы отдыхали, о мальчиках, о своей тоске. Но Рита слушала вполуха, и я замолчал. Стало обидно.

Мы пошли раньше спать, повернувшись, друг к другу спинами. На следующий день я уехал. Моя злость росла, и я уже не мог ее скрывать и сдерживать. Почему мы стали чужими? Ведь я по-прежнему любил Риту, а мальчики были всей моей жизнью. Поэтому ничего не изменилось. Я навещал их два раза в неделю и каждый выходной. Делал с Петей уроки, учил Сережку считать. Порой у меня создавалось впечатление, что я провожу, сними больше времени, чем другие отцы, которые каждый день после работы возвращаются домой.

О том, что у моей жены кто-то есть, узнал совершенно случайно. Рита принимала душ, когда на ее мобильный телефон пришло сообщение. Банально, правда? Но меня что-то толкнуло… Текст был простым и не оставлял сомнений: «Спасибо за чудесный вечер. Когда мы это повторим?» У меня потемнело в глазах. Когда жена вышла из ванной комнаты, она застала меня сидящим в кресле. Я как раз допивал четвертую порцию виски. Рита почувствовала: что-то не так, медленно подошла к столу и взяла в руки телефон.

— Значит, ты уже знаешь? — она тяжело вздохнула и упала в другое кресло. — Я хотела тебе сказать…
— Кто это?! — рявкнул я. — Ты спала с ним?!
— Тихо, мальчиков разбудишь…
— Ты спала с ним?! — я вскочил с кресла.

Теперь мне не было дела до того, что мальчики спят. Я хотел знать правду… В одну секунду рухнул весь этот замок, построенный из песка, который я считал своей семейной жизнью. В животе неожиданно вырос огромный тяжелый свинцовый шар, как будто меня нокаутировали.

Рита была моей первой и единственной женщиной. Таких мужчин уже нет, я знаю. Не один раз об этом думал и гордился тем, что у нас сразу все удалось. Мне никогда даже не приходило в голову искать развлечений на стороне, хотя вдали от семьи имел тысячу возможностей.

А она… Как она могла? Ведь я всегда находился на расстоянии вытянутой руки, в любой момент мог к ней приехать, только бы она захотела. Или она ко мне… Я столько лет звал ее… В Москве ее и мальчиков ждала удобная квартира…

А что теперь? Конец? Вот так просто? Она обманула меня. И уже, конечно, не любила… Что я теперь должен сделать? Уйти и не вернуться? Наверное, да. Но я не смог. Потому что все еще ее любил. Так же, как час назад, когда прочитал эту проклятую SMS-ку.

— Понимаешь, мне было так одиноко… — прошептала Рита. — Ты слишком сосредоточен на себе. Всякой ценой стремишься достичь того, что запланировал. Это, несомненно, хорошая черта, — быстро добавила она. — Но семейные отношения — это искусство компромиссов…
— А разве ты мне предлагала компромисс? У меня создалось впечатление, что у тебя была одно единственное желание: остаться в этой дыре навсегда. Здесь, где через несколько лет наши дети станут пить дешевое вино возле киоска, курить травку и материться! Как многие другие до них! А может, ты потому и не хотела ехать, что у тебя тут был хахаль? Да? Угадал? — я орал, не сдерживая своих эмоций.
— Прошу тебя, говори тише, — скучающим голосом произнесла Маргарита. — Ты напился. Не было у меня никого, и ты очень хорошо об этом знаешь. Между нами все начало портиться еще до того, как он появился.

В течение нескольких минут я пережил больше, чем мог вынести. А слова, которые она только что произнесла, подкосили меня, убили в мгновение ока веру в жизнь. В ту минуту я ничего не чувствовал. Только помню, что не мог даже глянуть на нее.

Хотелось исчезнуть. Провалиться под землю. Закрыть глаза и уже не проснуться. Почему мы стали чужими… Не знаю, как я оказался на улице. Сел на скамейку под дикой яблоней, где мы часто сидели в молодости. На небе мигали звезды, что-то шелестело в траве. Я вспомнил, как сильно любил это место. Знал здесь каждый камень, каждую травинку…

В ту ночь я не спал ни минуты. До самого рассвета просидел под домом. Ночь оказалась теплой, а мне было необходимо многое обдумать. Утром, когда из головы испарился последний алкоголь, я сел за кухонный стол и без обиняков и предисловий сказал Рите, которая как раз готовила завтрак:

— Дело простое. Или ты его оставишь, или я забираю мальчиков к себе. Даю тебе неделю. И чтобы у тебя не возникало сомнений: оставишь — это означает, что ты уедешь отсюда. Навсегда. Я не вижу другого варианта.

Встал, обнял сыновей и уехал, не сказав больше ни слова. Это была кошмарная неделя. Но с каждым днем я становился увереннее в себе, как бы набирал силу. Чувствовал, что теперь получил огромное преимущество. Одно мое движение — и Маргарита останется сама, без всякой поддержки.

Перспектива мести одержала верх над любовью. Но пусть никто не говорит мне, что я поступал плохо. Потому что никто и никогда так меня не ранил. Я не собирался вести с женой еще какие-либо переговоры. Дал ей шанс. Понимал, что наверняка смогу простить эту измену. Протягивал руку. Ведь я все еще любил Риту и очень боялся ее потерять…

Она не отзывалась. Я звонил мальчикам каждый день, но жена только отдавала им трубку. Осознавал, что ей тоже необходимо все взвесить. Неделя — это всего лишь неделя. Я решил подождать. Наконец в пятницу приехал. Как обычно поиграл с сыновьями, а потом сел напротив жены.
— Ну и? — я решил не затягивать дело.

Она была другой. Я это видел. Покрасневшие глаза, растрепанные волосы. Должно быть, эти дни и для Риты были тяжелыми. Признаюсь: я почувствовал удовлетворение и уверенность в себе. Жена хлопотала возле плиты, готовила ужин. Слегка сгорбившаяся, на бедрах завязан фартук. Я почувствовал непреодолимое желание подойти и обнять ее.

В голове промелькнула мысль, как было бы чудесно каждый день просыпаться с ней рядом, видеть именно такой, домашней, милой… Но ведь Рита мне изменила… Она долго молчала. Наконец посмотрела мне прямо в глаза. Мое сердце безумно забилось. Жена произнесла одно-единственное слово: «Вернись».

Только через минуту до меня дошло: она хочет, чтобы я из столицы вернулся в эту дыру! Бросил бизнес, бросил все, чего достиг. Рита была такой красивой, такой родной… Все было бы несоизмеримо легче, если бы я не любил ее так безумно.

— Леня, если ты любишь меня, вернись. Может, попытаемся еще раз? Я не гожусь для жизни в огромном городе, — я услышал в ее голосе нотки отчаяния. — Мне необходимо пространство, солнце, запах травы, лес на расстоянии вытянутой руки, друзья и… ты. Вернись, прошу тебя…

Неужели она не понимала, что «вернись» означало еще и «начни с начала». В сорок лет? Весь мой бизнес — там. Как скоро моя жена устанет от бедности? Лес, река, друзья… Это все лирика, когда есть нечего, когда нет возможности отправить детей в нормальную школу. И я ответил: «Нет».

Я пытаюсь понять, почему мы стали чужими, когда же мы потеряли друг друга… Когда заботу и самоотверженность, безумную страсть и нежность заменила борьба за собственную выгоду и иллюзорные цели? Что случилось с нашей любовью? Неужели уже поздно?

Почему мы стали чужими

Почему мы стали чужими — история из жизни

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: