Ночные бабочки — малолетки

Откуда они появляются — маленькие, с невинно-порочными взглядами малолетние ночные бабочки? Что так неумолимо толкает их в сжигающий душу взрослый мир продажной любви? Нищета жизни или нищета духа? Кто ответит… 

Ночные бабочки — малолетки

Когда-то вечерами мы любили подолгу сидеть на бабушкиной веранде. Кто-то тихо перебирал струны гитары, кто-то просто вглядывался в непроглядную темноту летнего ночного неба. На столе мы ставили свечу: все в ее мерцающем свете казалось призрачным и прекрасным.

И только ночные бабочки, мохнатые ночные красавицы, беспечно кружили над дрожащим язычком пламени. И рано или поздно раздавался мгновенный треск, и огненной вспышкой таяла очередная наивная крылатая душа. А в воздухе оставался только слабый запах паленых крылышек…

Прошли годы. И жизнь снова столкнула с «ночными бабочками». Две истории — разные, но в, то, же время очень похожие — заставили вспомнить те тихие вечера…

  •  Девочка Саша: такая же, как все

За окном тихо догорал теплый осенний вечер. Саша с тоской вглядывалась в подслеповатые фонари: хотелось туда, в ярко подмигивающие огни ночных клубов, в веселый шум и гам дискотек. А вместо этого… Она с отвращением бросила взгляд на батарею банок, сушившихся на кухонной тумбочке. Сегодня они закатывают, кажется, помидоры….

Сколько она себя помнила, папа с мамой все время копили деньги. В отпуск куда-нибудь поехать? Зачем — и у бабушки на огороде можно прекрасно загореть. В кино или в театр сходить — да ты что, чего ради такие деньги за билет выбрасывать!

При всем том деньги в семье водились: мама подторговывала косметикой, а папа лихо «грачевал» по вечерам. Но когда Сашка робко заикнулась, что хочет покрасить челку, папа с мамой битых два часа втолковывали ей, каким тяжким трудом достаются им деньги.

Вот и сейчас за новой курткой Саше они с мамой поехали через весь город на какой-то неведомый китайский рынок. Там мама, скорбно поджав губы, мяла, рассматривала на свет и чуть ли не нюхала тощенькую курточку. А потом яростно торговалась, сбивая две сотни. Жуткой куртки Сашка отчаянно стеснялась и потому стаскивала ее еще на подходе к школе. И все равно среди одноклассников за ней крепко держалась кличка «жлобка-дешевка».

  • Все понятно и совсем не страшно

В тот бар ее затащила Ленка, подружка из параллельного класса. Они храбро тянули через соломинку какое-то цветное пойло, когда рядом на табуреты опустились двое подвыпивших парней. «Скучаем, отличницы?» — нараспев протянул один из них, окидывая девчонок наглым взглядом.

Как ни странно, Сашка сразу поняла, что нужно этим парням. Поняла она также, что никакого продолжения не будет и вообще все это будет неприятно и нехорошо. Но, понимая все это, она заворожено следила, как легко и небрежно мелькают в руках у новых знакомых крупные купюры. Из бара они вчетвером поехали к какому-то Алику смотреть «DVD».

Алик жил где-то на краю города, «DVD» у него не было, да и самого его дома почему-то не оказалось. Они пили купленные по дороге водку и «Мартини» и танцевали в темноте под убаюкивающую музыку. Сашка сама себе казалась красивой и стильной, как в кино. И она терпела нахальные и уверенные руки, настойчиво шарящие по ее телу.

Дальше все было довольно просто и, самое главное, совсем не больно. Увидав на простыне предательское алое пятно, ее новый знакомый неловко хохотнул, потом посерьезнел и сказал: «Слушай, девочка, зря ты так. А, да ладно», — и опрокинул еще рюмку водки.

Было уже поздно. Из соседней комнаты, смущенно пряча глаза, вынырнула Ленка. Собираясь, Сашка подхватила сумку и ахнула: под ней лежала зеленая бумажка с портретом неведомого американского дядьки. И хотя президента Вашингтона она в лицо не узнала, зато цифру «100» увидала очень даже отчетливо.

Трясясь, домой на вызванном ребятами такси, девчонки малолетки ночные бабочки молчали. В голове у Сашки мелькали только мысли о том, как и куда она пристроит свалившееся ей «ни за что» богатство.

  • ‘Татушка» — всегда при деньгах

Так она начала наведываться в этот ночной клуб. Со временем поняла, что форменная школьная юбочка и отсутствие макияжа действуют наповал. Завсегдатаи прозвали ее «Татушка». Дома она научилась виртуозно врать: «Откуда деньги?» — «Устроилась подрабатывать курьером», «Что это за новые джинсы?» — «Подружка дала поносить». Деньги дали ей все мелкие радости, о которых она раньше могла только мечтать.

В тот вечер Сашка уютно устроилась возле барной стойки и скосила невинные глаза на явно иностранного дядечку, который, судя по остекленевшему взгляду, уже хорошо «принял на грудь». Она уже начала прикидывать, как бы так ненароком его зацепить, как вдруг охнула и сморщилась от боли: чьи-то железные пальцы больно сдавили ей руку выше локтя.

«Ты сейчас встанешь и быстро выметешься отсюда», — просвистел над ухом чей-то шепот. Сашка испуганно оглянулась: за спиной стоял Армен. С этим смуглым горбоносым красавцем никто в их районе не хотел связываться. Приветливо улыбаясь, Армен в два счета выставил ее на улицу.

«Слушай, падла, — не переставая сладко улыбаться, процедил он, глядя в упор в Сашкины испуганные глаза. — Вали с территории. Тут люди серьезно работают. Еще раз увижу, «рюмку поставлю», так и знай». И, развернув ее, сильно толкнул взашей. Не ожидавшая этого, Сашка потеряла равновесие и хлопнулась на четвереньки в мерзлую грязь.

Давясь слезами, она поделилась бедой с Ленкой. Та, округлив от ужаса глаза, пояснила, что значит «поставить рюмку»: это когда «туда» засовывают стеклянную рюмку и «там» разбивают… Сашка испугалась до дрожи в коленках и целую неделю носа из дома не показывала. А спустя месяц ее впервые увидели на Окружной…

  • Шла Саша по шоссе… Начало или конец?

…Сейчас ее можно встретить на обочине пригородного шоссе, соединяющего город с престижным районом частных застроек. Худенькая скромница с мальчишеской стрижкой, в школьной юбке в складку и со смешным рюкзачком, робко голосует проезжающим машинам.

Но вот что странно: девочка выбирает только те «навороченные» иномарки, за рулем которых сидят одинокие водители. «Подкинуть малышку к бабушке» обходится им в среднем в полтинник.

Сашка собирает «на квартиру» — вот такая у нее сумасшедшая мечта. В рюкзачке у нее — запас презервативов «на роту солдат», газовый баллончик и… ксерокопия свидетельства о рождении. Да-да, Сашка еще несовершеннолетняя. Она недобро кривит рот в ухмылке: так, на всякий случай, она ведь иногда и номера машин записывает.

Боится ли она? Ну, есть, конечно, риск заболеть или нарваться на отморозка! Сашка равнодушно пожимает плечами: есть и более тяжелая работа, чем мерзость работы-  ночные бабочки малолетки. В конце концов, папа с мамой правы: деньги — это главное.

  • Девочка Дина: тихоня-отличница

Прозвенел звонок, преподаватель вышел из аудитории, и студенты дружной толпой повалили на выход. У Динки кружилась голова, во рту пересохло, и, стоя на ступеньках родного института, она с тоской высматривала Олежку. В последнее время ее постоянно знобило, и настроение скакало от безудержного счастья до кромешной тоски. Ага, вот и Олежка!

Он подрулил незаметно, приветливо улыбаясь и хлопая пушистыми ресницами. «Завтра крутой «тусняк» наклевывается, — словно нехотя проронил он. — Одна фирма встречает заморских гостей. Легкий фуршет на лоно природы. Ленчик и Ксюха едут».

Дина зябко повела плечами: «Не знаю, мне так плохо…» Олежка понимающе покивал: дескать, понимаю — депрессняк! — и вкрадчиво напомнил: «Там за тобой «штука» баксов висит, не забыла?» И незаметно растаял в толпе. А Динка в который раз попыталась отогнать от себя простую и гаденькую мысль: сидит она у Олежки на крючке, и сидит плотно…

Она росла тихоней-отличницей. Несмотря на то, что Динкин папашка испарился еще в незапамятные времена, мама не растерялась. Эффектная общительная блондинка всеми правдами и неправдами карабкалась по жизни. И, в конце концов, стада владелицей небольшой, но крепенькой рекламной фирмы. И закрутилось…

Дома мама появлялась налетами. Со скандалом выгоняла очередную домработницу, тащила маленькую Динку в МакДональдс и засыпала модными игрушками (из-за одного громадного плюшевого динозавра со зверской улыбкой Динка чуть не начала писаться по ночам). Потом снова исчезала: командировки, контракты, пресловутая «личная жизнь».

Став постарше, Динка старалась «вылавливать» маму. Она терпеливо дожидалась ее по вечерам. Водитель привозил маму за полночь. От нее пахло хорошим табаком, коньяком и мужской туалетной водой. Она плюхалась в кресло и растроганно смотрела на Динку — своего «белокурого ангела». Дина заваривала ей кофе, присаживалась рядом и погружалась в сумбурный поток маминых рассуждений о жизни.

Выходило так, что все вокруг — сволочи, рассчитывать нужно только на свою молодость и красоту, и что потом «ничего не будет». Динка слушала, пытаясь дождаться паузы в пьяных маминых излияниях и поделиться своими проблемами. Но мама только смеялась: ах, подруга предала! ах, Витька из 10-го «б» не обращает на нее внимания! — и, в конце концов, засыпала прямо в кресле, некрасиво полуоткрыв рот и мучительно всхрапывая во сне.

Утром мама, злая и не выспавшаяся, молча, вылетала на работу. А Динка, вздохнув, плелась в школу. Но как-то незаметно школа подошла к концу, мама встрепенулась, развила бурную деятельность, и Дина, не успев толком ничего сообразить, уже сдавала вступительные экзамены в престижный «иняз».

Разумеется, она поступила. И, разумеется, по-прежнему чувствовала себя чужой в этой жизни. Если кто-то и проявлял интерес к молчаливой светловолосой девушке, то, натолкнувшись на сдавленные односложные ответы, терял желание общаться с этой «свежемороженой». Училась Дина хорошо, и преподаватели скоро привыкли, что эта тихая девушка не доставляет проблем, а значит, не требует лишнего внимания.

А вот Динкина мама нежданно-негаданно-таки устроила личную жизнь. Валентин работал в фирме-заказчике, был разведен, а потому появился в их квартире спустя неделю после начала романа. Динке он не мешал: днем «папа» работал, а по вечерам неотрывно смотрел телек и наливался пивом до состояния остекленения. Появлявшаяся поздним вечером мама вилась вокруг него, не замечая никого вокруг.

Временами Динке начинало казаться, что ее вообще не существует: казалось, она стала невидимой — так равнодушно обтекает ее жизненный поток. В институте с ней приветливо болтал только Олежек из параллельной группы. Узнав о том, что она неплохо общается на немецком, он внезапно оживился.

А через пару дней он познакомил ее с Понтером, сорокалетним немецким бизнесменом — переводчик ему понадобился. И впервые в жизни Динке показалось, что ее наконец увидели.

  • Начало новой жизни: Меня заметили!

Она до сих пор помнит тот вечер. После удачно проведенных переговоров Гюнтер пригласил ее в ресторан. От пары-тройки вроде бы невинных коктейлей Динку неожиданно быстро развезло, и участливый Гюнтер куда-то повез ее на такси. Из того, что было потом, вспоминаются отрывки: она безвольно сидит на диване в его гостиничном номере.

Рядом Гюнтер участливо гладит ее по коленке и подвигается все ближе и ближе. А она, не переставая, болтает, болтает, болтает… Обо всем: о своем пустом детстве без ласки, о том, что эта пустота потихоньку разрастается и заполняет всю ее жизнь. И не замечает, как рука Гюнтера ненароком ныряет к ней под юбку.

Утро было смазанным. Гюнтер торопился на работу, небрежно чмокнул ее в щеку и пообещал позвонить вечером. И — вот чудеса! — действительно позвонил. Они встречались целых две недели. И хотя Гюнтер не особо распространялся о себе, Динка начинала робко уверять себя, что она «влюбилась». А потом Гюнтеру понадобилось срочно уехать в Дюссельдорф на недельку.

Только спустя месяц Динка поняла, что немец попросту слинял. И снова ее жизнь остановилась. Именно тогда Олежка впервые уговорил ее принять парочку таблеток — «от депрессии». Особой радости они не принесли, но все показалось каким-то далеким и нереальным.

А спустя пару дней после пар ей посигналили из темно-синего BMW. Олежка радостно махал ей рукой, а сидевший рядом лысоватый мужчина с интересом оглядел ее. Роберт оказался англичанином, в город он приехал на месяц, и ему нужна была «ассистанс». Он расточал комплименты Динкиной внешности и знанию иностранных языков, с видимым удовольствием похлопывал ее по спине, настойчиво приглашал в ресторан.

Все чаще их ужины затягивались допоздна. И как-то так случилось, что однажды Динка осталась у него ночевать. Уезжая, Роберт передал ей через Олежку солидный денежный «подарок». Динка при всей своей вялости дурой не была: она поняла суть их с Олежкой взаимоотношений.  Давно ходили слухи, что Олежка сутинер и ночные бабочки малолетки — его доход.

  • Попытка бунта: «на крючке»

С тех пор Динка периодически соглашалась на ненавязчивые Олежкины предложения. Деньги ей были не нужны. Гораздо сильнее она нуждалась в его «антидепрессантах», которые он поставлял ей абсолютно бесплатно и по первому же требованию. Но, когда очередной клиент оказался на редкость несимпатичным, Динка фыркнула. Олежка ничего не сказал, клиент с Динкиного горизонта исчез. А спустя пару дней Олег довольно жестко объяснил ей расклад: за «товар» она должна ему крупную сумму.

В том, что мама даст денег, Дина не сомневалась. Но — объяснять все ей, выслушивать крики и нотации. Ах, все это так напрягало. А противный клиент — ну что ж, бывает…

Динке были абсолютно безразличны все последующие «гансы», «Франсуа» и «армены». Она давно уже парила в своем мире, где было тепло, все время немножко смешно и абсолютно безопасно. Правда, по утрам ее бил озноб, и она с трудом доволакивалась до ванной, где в старой кружке с утенком лежали ее спасительные «антидепрессанты». Главное — принять их вовремя, и жизнь снова наполнялась светом и красками.

…Конечно, она поехала на «крутой тусняк», вдоволь заправившись спасительными таблетками. И когда их с подружкой, закутанных в короткие простынки, толстый и противный дядька со словами «А вот и девочки ночные бабочки!» втолкнул в шумный гогот сауны, она увидела только одно.

Прямо от двери на нее с ужасом смотрел… Валентин, мамин муж, ее отчим. Нет, как все-таки права была мама: все — сволочи… Ей почему-то стало неудержимо смешно, и, захлебываясь истеричным смехом, она сползла на кафельный пол…

…Один известный писатель сказал однажды: «Вначале дети любят своих родителей. Потом судят. Иногда прощают»… Или не прощают, разрушая себя. 

***

• Комментарий эксперта. 

Нужда заставит? Увы, не только нужда

«Как вы, Марь-Иванна, умница, красавица, зная пять языков, стали валютной проституткой?» — «Даже не знаю… Повезло, наверное!» Смешно? Увы, не всегда. Каким бы странным это ни показалось на первый взгляд, проституция в сознании многих девочек связана не со стыдом, грязью и риском, а с самостоятельностью, финансовой независимостью и даже какой-то престижностью.

У девушек-подростков, попадающих в эту «систему», очень силен, бывает момент самоутверждения: посмотрите, тихони-одноклассницы, какие у меня шикарные кавалеры, «взрослая» жизнь и недетские заботы. При этом сама девочка не всегда до конца осознает, какой опасностью могут обернуться ее «прогулки».

Поймет, когда вплотную столкнется со страшной ситуацией, но будет уже поздно. Вопреки сложившемуся мнению, что этим занимаются лишь материально и психологически «ущемленные» ночные бабочки малолетки (скажем, из неблагополучных семей или юные матери-одиночки, которым не на что кормить детей), знакомства в ночном клубе заводят и студентка юридического факультета, и детский врач.

Некоторые из девушек по вызову вообще из очень обеспеченных семей. Героиня нашей истории — студентка. Подруги-проститутки, вызванивавшие ее по ночам, — ее однокурсницы. Конечно, подобные случаи бывают и в «благополучных» странах, но там девушка тщательно скрывает свои неблаговидные заработки, боясь потерять место учебы.

Студентки же вузов, как правило, не стесняются своих занятий проституцией. Такое впечатление, что среди них это даже считается престижным. Даже выйдя замуж за обеспеченного иностранца, некоторые не изменяют образа жизни, хотя, безусловно, материально не нуждаются.

Причин тому множество: наркотики, которыми частенько угощают проститутку клиенты или «друзья», давление, которое непрестанно оказывает «покровитель» (читай — сутенер). Не стоит оставлять в стороне и психологические особенности девушки: острые ощущения, связанные с «работой», очень часто становятся нужны как воздух. Ясно одно: оставить проституцию, так же как и наркотики, не так-то легко.

Втянувшись, юная женщина, как правило, уже не может порвать со своим окружением и теряет способность создать семью и растить детей. В нашей сегодняшней жизни стимулов, побуждающих зарабатывать деньги любым способом, масса, тормозящих же (религиозная или общественная мораль, например) — практически никаких.

Может быть, именно поэтому так важно «не упустить» девочку-подростка или молодую девушку на путь «ночные бабочки», когда единственным «стопом» окажется родительская любовь и поддержка близких.

Ночные бабочки - малолетки

Ночные бабочки — малолетки

© 2014, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

    Комментариев: 1

  • Этот «рассказ» взят из книги «Проститутки Москвы» 1997 г.в., серия «Библиотека следователя».
    Поучительная, местами неприятная и страшная книга.
    Времени с той поры прошло уже конечно достаточно, я эту книгу прочитал ещё будучи школьником, но что хочу сказать… Не знаю, как на счёт малолеток, не пробовал (серьезные отношения с одной школьницей не в счёт), но имея богатый опыт общения с «индивидуалкамиами» и «массажистками» Москвы и Подмосковья, общаясь с ними и имея их, могу сказать, что для них все не так уж и мрачно. А иной раз даже гораздо лучше, чем нам, «простым смертным». Прям как в анекдоте: «…Это ты х… сосешь, а я — минетчица!»

    Ответить

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: