Ночной дозор

Ночной дозор. Лежа на уютном диване, Светлаша лениво позевывала. Таких, как она, во все времена считали баловнями судьбы. Дед академик, отец профессор, бабушка и мама, обожавшие девочку до безумия, не позволяли и пылинке упасть на нее. Любой каприз исполнялся мгновенно и без комментариев.   

Лучшие игрушки и развлечения в детстве не испортили Светлашу, она выросла доброй, веселой, но безалаберной особой. Житейские проблемы и вопрос «Где и как заработать на кусок хлеба?» ее никогда не волновали.

И даже в неблагополучные 90-е, когда ее дружное семейство, сбившись в стаю, улетело за океан, она не почувствовала себя одинокой: ведь муж Денис обожал свою Светлашу, как все ее родственники, вместе взятые. Владелец строительной фирмы с большим стабильным оборотом, он старался превратить жизнь жены в сплошной праздник.

Ночной дозор

Трудовой стаж Светлаши, дипломированного искусствоведа, исчислялся одним днем. Начался он с опоздания. «Да ведь это же просто пытка — вставать в 7 утра», — бормотала Светлаша, стуча в двери своего нового шефа. «Светлова Светлана Алексеевна», — прочитала шеф, недовольно глядя на опоздавшую на два часа девушку.

«Светлана — значит светлая, ну а вы, милочка, скорее Галина, Галка. Куда смотрели ваши родители, давая такое неподходящее имя?» — выдала бестактная дама и уставилась на пораженную до глубины души Светлашу. Смуглая брюнетка Света вдруг почувствовала, как краска стыда залила ее лицо — от ушей до самого кончика милого, но несколько длинноватого носика.

«И на кой черт мне все это надо?— размышляла она вечером того же дня. — Мало того что вставать приходится почти ночью, так еще и выслушивать гадости этой кикиморы. Чего ради?»

…Светлаша аппетитно зевнула и уставилась на Дениса; «Ну что он там бормочет о каком-то кризисе? Вот зануда!»

— Свет, да ты слушаешь меня или нет?

— Или да! — промурлыкала Светлаша, прищуриваясь. — Ну, едешь ты в Америку, ну и дальше что? Привет всем нашим!

Перспектива остаться одной на три месяца ее совсем не расстраивала, но она игриво надула губки:

—А может, все-таки останешься? Как не стыдно бросать свою Светлашеньку?

Муж всерьез забеспокоился.

— Свет, ехать надо. Мне удалось наладить там контакты — твой дедушка помог. Такой компанией легче продержаться на плаву. Только три месяца, а там дела снова завертятся. А тебя ждет роскошный подарок! В твою коллекцию мне обещали… — он не успел закончить фразу, как подскочившая с дивана Светлаша затеребила его:

— Ой, хочу, сейчас хочу!

Она коллекционировала живопись. Места на стенах еще было предостаточно, а в спальню, прямо над изголовьем, так и просилось что-нибудь этакое, приятное во всех отношениях.

Света восторженно завизжала, оглушительно чмокая растроганного мужа в обе щеки.

«Ребенок, сущий ребенок», — с нежностью думал он, глядя на жену.

— Ты же знаешь мои пристрастия? — забеспокоилась вдруг Светлаша.

—Что-нибудь наивное, свежее, натуральное! Может, сельская тематика…

Утром следующего дня, провожая Дениса в аэропорт, Светлаша шмыгала покрасневшим носом. «Я ненадолго, может, вернусь раньше! Денег тебе оставил, должно хватить с избытком, трать по-умному, не разбрасывайся, времена наступили трудные. Будешь умницей…»

Но Светлаша не дала договорить. Повиснув на шее мужа, она быстро затараторила, перечисляя, что еще хотела бы получить в подарок. Ну и, конечно же, картину. И чтобы рама была — сплошное рококо!

Следующий день она провела перед телевизором, затем на два дня зарядил холодный дождь, и Светлаше взгрустнулось. Как только распогодилось, она надела новое шифоновое платьице и, юркнув в благоухающий духами салон маленькой красивой машинки, поехала по бутикам: ничто так не поднимает настроение, как поход по магазинам!

Магазин с дамским бельем заставил поволноваться. «Какая красота, это же просто чудо! Ау меня такого нет! Беру все!» — решила Света, любуясь пеньюаром бирюзового цвета с отделкой из страусовых перьев.

— Вышивка ручная, — прощебетала продавщица, поглаживая наманикюренным ноготком сияющих розовым шелком вышитых бабочек — Посмотрите еще это, — продолжала она, раскладывая перед Светлашей комплект цвета сливок с отделкой цвета чайной розы.

— Ну а это только вчера из Парижа привезли, роскошная вещь, — перед Светлашей появился гарнитур из темно-серых кружев. От этой красоты в глазах потемнело. — А вот точно такой же, но отделка бледно-желтая. Здесь розочки розовые, а здесь желтенькие. Есть точно такой же, но кружева черные, а розы изумрудные. Выбрать очень трудно! — продолжала искусительница.

— А чего здесь выбирать? Все беру! — ни секунды не сомневалась Светлаша. 

В следующем магазине она купила новые шторы, покрывало и лампы под шелковыми абажурами. «А бабочки на них вышиты точно, как на моем новом белье! Денис будет в восторге!» — ликовала Светлаша, представляя, как уютно будет в обновленной спальне. А если еще и картину повесить! Шикарно!

В ювелирный салон она влетела в праздничном настроении, просто посмотреть! Побрякушки она почему-то не любила. И вот ведь интересно, почему? «Какая же я была глупая!» — недоумевала Светлаша, замерев перед витриной.

— Хочу! Беру! — объявила она, и спустя пять минут роскошные серьги уже болтались в ее ушах.

— Это Картье, из последней коллекции, — сообщила продавец, — лепестки цветка из уникального черного жемчуга, серединка из розового, ну а капельки росы, сами понимаете, — бриллианты!

«День прошел превосходно! Сейчас перекушу — и бай-бай!» — мечтала Светлаша, нежась в ванне. Однако перекусить не удалось. В холодильнике ничего не было. А в пустом кошельке жалобно позвякивала мелочь. «Неужели я все потратила?» — встревожилась Светлаша и бросилась к сейфу. Он был пуст. 

— Однако! — прошептала потрясенная девушка, обессилено опускаясь на ковер.

Светлаша вздохнула. Хотелось есть. Обновки не радовали, казались вульгарными и безвкусными. От голода в животе противно урчало. Обшарив кухню, Светлаша нашла две сушки и, схрумкав их, отправилась спать.

Утром следующего дня она отнесла в скупку золотую цепочку и пошла, искать работу. Благодаря верной подруге Мишуле удалось устроиться в музей. Увы, не искусствоведом, а уборщицей и дежурной по совместительству. Днем Светлаша лихо намывала полы, а ночью сладко спала в каморке под лестницей.

— Ты только не перечь шефине, она этого не любит, — предупредила ее Мишуля и, перекрестив, кивнула: — Иди, вызывает!

В кабинете было тепло и тихо. Из окна в потолке лился свет. «Уютно», — подумала Светлаша, разглядывая скошенный потолок и стоящие на полу картины.

— Мне интересно, как проходит ваше ночное дежурство? — сладко улыбаясь, поинтересовалась директриса Светлаша растерялась. — Ночной дозор. Ночью нужно делать обход помещений, в этом крыле сигнализация иногда отключается, а экспонаты у нас ценные. Вот, например, портрет принца Конде, возможно, кисти самого Ван Дейка! Скоро проведем экспертизу.

Дама снова улыбнулась и сунула в руки пораженной Светлаше фотоаппарат:

— Ночью не спать, а каждые два часа делать обход и фотографировать портрет! Потом проверю, ведь на каждом снимке будет указан и день, и час! Понятно?

«Еще бы не понятно! — возмущалась Светлаша. — Ну и убрала бы ты этого принца куда подальше, раз он такой ценный. На остальную-то мазню вряд ли кто покусится!» — она поежилась, вспомнив висевшее в кабинете директора тщательно выписанное полотно с изображением красномордой и толстоногой девицы в венке из калины, нежно прижимающей к необъятной груди удивительно похожего на нее поросенка. — Да ты что! — зашипела Мишуля.

— Это же «Сельская Венера», а свин — это Амур, разве ты не заметила у него на спине крылышки? Это творение сына нашей шефини. Для нее он гениальнее всех Веласкесов и Ван Дейков вместе взятых, но, разумеется, только для нее!

Вечером сотрудники разошлись по домам. Часы в холле пробили полночь, Светлаша заступила в ночной дозор. Мраморные статуи, расставленные в два ряда, казались оживающими монстрами. Светлаша напряглась, вступая в зеленоватую полосу лунного света.

Статуя, казалось, улыбнулась — недобро, загадочно… Завизжав, девушка бросилась бежать. «Все! Конец карьере!» — печалилась она, но вдруг ей в голову пришла блестящая идея. На следующий день, проводив сотрудников, Светлаша перебралась в директорский кабинет. «Нужны тебе снимки — будут!»— ликовала она, раскладывая пакет с бутербродами, термос с кофе, парочку детективов в мягкой обложке и будильник.

«Если поменять местами принца и Венеру, то и вставать не придется!»— решила она, укладываясь на мягком диване. Через два часа зазвенел будильник, сонная Светлаша щелкнула принца и снова уснула. «И никаких ночных дозоров!»— успела подумать, прежде чем отключилась.

Прошел месяц. Ночи Света проводила в кабинете директора, делала снимки каждые два часа и даже худо-бедно высыпалась! Утром же меняла портреты местами, ликвидировала следы своего пребывания и спускалась в каморку под лестницей. И все было бы хорошо, если бы не тоска по мужу. «Скорее бы он вернулся! Я и не думала, что так люблю его! И больше никаких глупостей и капризов, и подарки не нужны, только бы вернулся, такой родной, такой любимый!»

…Светлаша в очередной раз поменяла портреты местами — принца повесила напротив дивана в кабинете, Венеру —
под потолочным окном в зале, закусила бутербродом и попыталась уснуть. Сон не шел. В голову лезли грустные мысли об одиночестве. Она зябко поежилась. Но что это? Откуда-то сверху потянуло холодным сырым воздухом.

Послышался легкий скрип. Она выглянула в зал. Какая-то неведомая сила вытягивала «Сельскую Венеру» через окно в потолке. Мелькнули тумбообразные ноги, блеснула роскошная рама, и, громыхнув, оконце захлопнулось. Быстро собрав свои пожитки, Света помчалась вниз.

— Мишуля! У нас ограбление! — дрожащим голосом закричала она в трубку.

«Она меня убьет!» — думала перепуганная Света, глядя на директора. Но та вся светилась от переполнявшей ее радости. Еще бы! Похитили не Ван Дейка, а шедевр ее сына — «Сельскую Венеру». Приехало телевидение, все газеты города вышли с материалами о молодом гении и его похищенном шедевре…

А через два дня картину нашли у мусорных баков в какой-то подворотне. Тут же ее приобрел в свою коллекцию некий состоятельный господин, и все были довольны, особенно Светлаша. Ей не надо было больше терпеть придирки директора и плакать от тоски на чужом диване — ночной дозор закончился, наконец-то вернулся Денис.

— Как ты похудела, козочка моя! Я скучал, переживал, ты же совсем не приспособлена к жизни! Господи, какая же ты у меня красавица, это что-то невероятное. Ты любишь меня, ну скажи, любишь?

Люблю! Очень люблю! — прошептала Светлаша, целуя единственного в мире мужчину, считавшего ее красивой. — Я не красавица, у меня нос длиннее, чем у принца Конде, я измеряла…

Но он не понял и, обняв ее за плечи, подтолкнул к дверям спальни:

— Там подарок, как я и обещал. Роскошная вещь, отвалил кучу денег, но для моей девочки ничего не жалко!

Он распахнул дверь — и Светлана обмерла: над кроватью в роскошной золотой раме висела проклятая «Сельская Венера» в венке из калины и, казалось, подмигивала ей маленьким круглым глазком в бесцветных поросячьих ресничках

—Я тебя обожаю!— взвизгнула Светлаша и повисла на шее мужа.

«Пора заводить ребенка, — подумала она. — Ведь это — самая надежная страховка от легкомыслия и одиночества!»

Ночной дозор

Ночной дозор

© 2014, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: