Мы есть друг у друга — женская история любви

Мы есть друг у друга — женская история любви. В тот день, когда я впервые увидела Стаса, мы как раз переехали на другую квартиру.

Лифт не работал, потому мой супруг и свекор застряли на ступеньках с диваном, забаррикадировав проход. Станислав предложил им помощь. Когда диван втащили, наконец, на наш этаж, последовали полки, стулья, узлы с вещами, коробки с книгами…

Стас то и дело приговаривал: «Соседям надо помогать». И только когда грузовая машина, стоявшая у дома, опустела, новый знакомый надел плащ, поднял свою сумку со ступенек, пожал руки мужу и свекру и пошел домой.

— Симпатичный мужик, — заключил Юра, когда мы, страшно уставшие, сидели на диване в новой квартире. — Надо бы его отблагодарить. Может, как-нибудь пригласим на ужин? Познакомимся поближе…

— Обязательно, — согласилась я. — Хороший парень.

Вскоре познакомились и с Ольгой, женой Стаса, а в воскресенье позвали их обоих на обед. Я привезла от мамы из деревни свежую курочку, овощи, Юра купил бутылку коньяка. То были времена, когда все приходилось «доставать». Следует отдать должное, соседи пришли не с пустыми руками — принесли торт, конфеты и вино.

Наши семьи подружились. Юра каждую субботу ездил со Стасом на рыбалку, а мы с Ольгой в это время готовили обед, чтобы потом, вечером, посидеть всем вместе, выпить, поговорить…

Мне нравилось проводить время с Олей, и пошутить можно было, и посплетничать… Всегда помнили друг о друге: если нужно очередь занять в мясном или в киоске «выбросили» туалетную бумагу — занимали сразу на двоих. Радовались, как дети, возвращаясь с полными сетками…

Такие были годы тотального дефицита… А потом Оля забеременела и родила дочь. Как ни странно прозвучит, но это оказалось серьезным испытанием для нашей дружбы. Мне тоже хотелось иметь ребенка, и Юра о нем мечтал, но… у нас ничего не получалось.

А когда, наконец, я понесла, на третьем месяце случился выкидыш… Я была в таком отчаянии, что не могла спокойно смотреть на дочку соседей, даже не хотела у них бывать, чтобы лишний раз не расстраиваться. Не знаю, что им говорил любимый, как объяснял, но Стас и Ольга, ни о чем меня не спрашивали, не настаивали на встречах — словом, вели себя очень тактично.

Тем не менее, когда однажды, возвращаясь с работы, я встретила Олю и заметила, что у нее опять округлился живот закричала Юре прямо с порога:

— Почему судьба так несправедлива?! Почему кто-то рожает одного за другим, а я вообще не могу иметь детей?! За что такое наказание?!

И мой терпеливый муж в очередной раз говорил мне, что у нас обязательно все получится, нужно просто немного подождать. Как ни странно, от этих его простых слов я совершенно успокаивалась и верила, что так оно и будет. Господи, сколько тогда врачей обошла! Как трудно все давалось! Приходилось высчитывать дни, благоприятные для зачатия, заниматься любовью под диктовку… Ох, и непросто это… Но зато наступил-таки счастливый день! Нам удалось! Правда, радость омрачалась неуверенностью… До четвертого месяца беременности никому ничего не рассказывали, боялись сглазить.

Даже наши родители не знали. А потом живот стал такой, что уже не скроешь.

— Ура! — обрадовалась Оля, когда узнала новость. Одной рукой она толкала коляску, а второй держала за ручку трехлетнюю Настеньку. — Заходите как-нибудь вечерком, — тут же пригласила нас с Юрой.

Мы и пришли. Боже мой, что там творилось! Один ребенок кричит, потому что есть, хочет, второй — потому что устал. Обоих накормить, выкупать, уложить… В душе я посочувствовала Ольге. Но она с достоинством справлялась со всеми сложностями.

— Стас, приготовь чай! — крикнула Оля мужу. — И порежь пирог, он в духовке. Галин любимый, с яблоками.

— Мы не мешаем? Может, лучше в другой раз? — неуверенно спросила я.

— У нас так всегда, — Ольга улыбнулась. — Не страшно, справлюсь, — она взяла меня за руку и повела на кухню.

Подруга давала Стасу указания, а он мгновенно их выполнял: бегал, подавал, приносил, уносил. Они попеременно исчезали из кухни — и вот уже дети накормлены, выкупаны и уложены спать. Ловко так управились, быстро.

— Теперь можно пару часов отдохнуть, — Станислав облегченно вздохнул. — Потом Юля проснется…

— И так раз за разом, как белки в колесе, — добавила Оля, входя на кухню с большой коробкой детской одежды. — Вот, выбирай, что понравится, — она поставила коробку на полу рядом со мной.

— Ну что ты… — я смутилась.

— Третьего уже не планируем, — соседка улыбнулась. Я выбрала несколько крошечных вещичек.

— Не смущайся, бери, — приободрила меня Ольга. — Стасик, приготовь еще чаю.

…Самыми тяжелыми были последние недели перед родами. Ужасно боялась того, что меня ждет. «Только бы не началось ночью, и чтобы Юра дома был!» — молила Бога, ведь он иногда работал в ночную смену.

Роды начались за неделю до срока и именно посреди ночи, а Юрий, конечно, был на заводе! Я позвонила ему.

— Сейчас свяжусь со Стасом, — пообещал он. — Попрошу, чтобы отвез тебя в больницу. А сам постараюсь вырваться через час, максимум — через два…

— Да ты что, ночь на дворе! — воскликнула я. — Какие соседи! У них же дети маленькие!

— Ничего, Стас — наш друг! Он не откажет!

И действительно, сосед прибежал мгновенно. Помог спуститься, усадил в машину и отвез в роддом. В больнице держал за руку, пока меня не оформили и не отвезли в родильный зал. Но и тогда не уехал, а остался в коридоре и ждал, пока, наконец, не появился Юра.

Около пяти утра я родила сына. Павлик весил почти 4 килограмма, а длиной был 58 сантиметров! Настоящий богатырь! Спустя три дня мы вернулись домой. Ко мне сразу прибежала Ольга и предложила свою помощь. Честно говоря, только ее советы я и могла спокойно слушать. И мама, и свекровь — обе меня раздражали: слишком уж у них был назидательный тон. А Оля вела себя просто, не давила…

Еще больше сблизились во время совместных прогулок с детьми. Говорили о жизни, обо всем, что нас волновало, а заодно перемывали косточки соседям и собственным мужьям.

Ничего в этом страшного не видели, поскольку людей без недостатков не бывает и любому из нас порой хочется пожаловаться и выговориться. А уж мамам, сидящим целыми днями дома с малышами, — тем более! Ведь от хлопот с ребятней и по дому так устаешь!

Шли годы, времена менялись, а наша дружба только крепла. Ходили к друг другу на дни рождения, годовщины свадьбы, вместе отмечали другие праздники. Если соседям требовалась помощь, даже не задумывались — помогали, как могли и чем могли. Ольга пекла пироги и торты для всех, я привозила из деревни от родителей свежую деревенскую колбасу, цыплят, яйца, картошку, творог и молоко. Если нужно было присмотреть за детьми, тоже не возникало проблем, нас, ведь с подругой двое.

В стране происходили серьезные перемены. Развивался частный бизнес, а государственные предприятия разваливались, и люди оставались без работы. Потерял ее и мой Юра. Двадцать лет честно отпахал на родном заводе, а уволили его в один день! Юрка так переживал — жуть! Слов нет! Все это кончилось инфарктом.

— Как же ты меня напугал! Не делай так больше, — шептала, сидя возле кровати мужа. — Выйдешь из больницы — обещай беречь свое сердечко, Юрочка, дружочек мой дорогой! Твой моторчик, тебе еще пригодится, — я улыбнулась. — И нам с сыном — тоже. Ты нам нужен!

Потом Юра долго искал работу, а я постоянно нервничала. Старалась оградить его от любых забот и переживаний, готовила все диетическое, покупала изюм, орехи, мед, дорогие лекарства, хоть времена были и трудные. С работы звонила каждый час — узнать, как он себя чувствует.

— Я не маленький ребенок! — сердился иногда супруг. — Хватит меня опекать!

— Знаю, знаю, — соглашалась, но делала свое дело.

И вот, наконец, Юрочка нашел работу. У частного предпринимателя. Тот платил мало, а требовал много. Мужу не нравилось его новое занятие, но что поделать, терпел. Хотя часто приходил домой расстроенный.

— Лягу, сегодня раньше, — сказал как-то Юрик, вернувшись с работы. — Что-то нынче тяжело дышится… Неважно себя чувствую…

Я не удивилась: жара докучала всем уж который день.

— Ложись, отдохни, а я обед на завтра приготовлю, — произнесла тихо, поцеловала любимого в щеку и отправилась на кухню возиться с голубцами.

Закончила часов в десять, потом еще пыталась смотреть какой-то фильм. Но вскоре глаза стали слипаться. Пошла в спальню, прижалась к мужу, а он какой-то… холодный… «Замерз, наверное», — было первой мыслью. Стала укрывать его, он не шелохнулся. «Юра, — притронулась к мужниному плечу. — Юрочка!» Муж даже не пробормотал ничего в ответ. Меня охватил ужас! «Юра! Юра!!!» — кричала все громче, пока сын не прибежал в комнату и не зажег свет.

— Мама… Папа, наверное… Папы уже…

— Не болтай лишнего! Вызывай неотложку!

«Скорая помощь» приехала через двадцать минут, но, как оказалось, поздно. Мой Юрочка скончался час назад. Очередной инфаркт…

После того как любимого не стало, я жила будто в летаргическом сне. Организацию похорон, формальности, поминки помню, словно сквозь какую-то пелену…

Станислав возил меня в ритуальную фирму и на кладбище, улаживал все дела с бумагами. Оля помогала готовить… Даже не представляю, что бы делала, если бы не соседи.

…Время шло, я старалась жить нормально, войти в привычную колею. Но было невыносимо тяжело, ведь мы с Юрой очень любили друг друга, срослись корнями, словно деревья! Я все так же ходила на работу, делала покупки, стирала, готовила, смотрела с сыном телевизор, ложилась спать. Но вместо того чтобы уснуть, плакала, уткнувшись в подушку. Мир опустел, стал серым. Существование без цели, без надежды, без радости…

Так продолжалось несколько лет. Уже и сын вырос, институт окончил, а моя боль, хоть и притупилась, но не проходила. Я к ней даже привыкла…

— Где собираешься провести отпуск? — как-то спросила меня Ольга.

— Отпуск? Нигде… Никуда не собираюсь… — ответила бесцветным голосом, а сама подумала: «И зачем мне теперь вообще нужен отпуск, что там делать?»

— Значит, поедешь с нами в горы, — решительно произнес Стас, не дав мне возразить.

Да я бы и не стала — все было безразлично. Они сами собрали мои вещи, усадили в машину…

Мы жили у леса на берегу озера. Место сказочное — тишина, свежий воздух… И как-то незаметно для самой себя я там успокоилась, начала оживать. Может, еще и потому, что целыми днями Олечка находилась рядом и давала мне возможность выговориться…

Стас надолго исчезал с удочкой, а мы с Олей устраивались на лежаках и говорили, говорили, говорили… Это тогда подруга рассказала мне, что их старшая дочка весной будущего года планирует свадьбу.

— И, слава богу, ведь двадцать пять уже. Я в ее возрасте второго рожать собиралась… — Ольга улыбнулась.

— Да, теперь молодые хотят наслаждаться жизнью и не спешат связывать себя обязательствами… — заметила я.

— Так и не запрещаю им наслаждаться, но ведь семья — это главное. Все преходяще: деньги, карьера… Сегодня есть, завтра нет. А дом дает человеку силы и крепкий тыл.

Мне вдруг, стало ужасно грустно — вспомнился Юра…

— Не грусти, Галочка… — Оля погладила меня по руке. — Ты еще молодая, а жизнь продолжается вопреки всему…

— Да ладно… — усмехнулась я. — Не успею оглянуться, полтинник стукнет.

— Возраст любви не помеха, — улыбнулась подруга. — Я ни на чем не настаиваю, но все же подумай об этом, Галя. Человек не должен быть один… Твой Павел скоро найдет свою «половинку», уйдет из дому, а ты…

— Да, у него уже есть девушка… — тяжело вздохнула я.

На какое-то время мы обе замолчали. Солнце играло на тихой глади озера, ветер шумел в листве, было так хорошо, красиво, спокойно… И чего я раньше с ними не ездила…

— Только посмотрите, что вам принес! — неожиданно перед нами возник Станислав с удочкой и ведром.

— Неужели рыбу?! — шутливо воскликнула Ольга.

— Да вы гляньте, какая роскошь! — подсунул он нам под нос ведерко, полное мелких и средних рыбешек.

— Стас, у нас и так каждый день рыбный, а ты опять с уловом…

— А зачем вы сюда приехали, как думаешь? — делая строгий вид, спросил муж Оли.

— Отдыхать. Разве нет? — она игриво наклонила голову.

— Ну, вот отдохнули, и хватит! Марш чистить рыбу, а я теперь поваляюсь на лежаке, — улыбнулся Станислав.

После обеда мы отправились в ближайший поселок за продуктами. Ольга бросила в корзинку несколько банок паштета, a Стас — по банке сардин и кильки.

— Хватит рыбы! — подруга сморщила нос.

— Каждый выбирает для себя, — невозмутимо ответил ее муж и как ни в чем не бывало, добавил еще и шпроты.

Купили все, хотя рыбные консервы вернулись из отпуска нетронутыми. Но такими уж были Ольга со Станиславом: каждый любил настоять на своем. Поддразнивали друг друга, ссорились, однако были очень любящей парой! Чудесные люди, замечательные друзья… Я смотрела на них и вспоминала, что сказала Оля: «Человек не должен быть один». Да, это правильно!

В середине октября соседка прибежала ко мне чрезвычайно взволнованная и сообщила:

— Настина свадьба планировалась на май, но в мае дочка уже станет мамой — она беременна! Надо все ускорить. Боже, и где теперь найти нормальный ресторан, как успеть с платьем и кучей всего остального? Не хочется, чтобы Настена расписывалась с выпирающим животом…

— Не волнуйся, я тебе помогу, — успокоила подругу. — Среди наших пациентов есть директор кафе, так что все устроим в лучшем виде. И с платьем успеем, и со всем остальным тоже.

Свадьба состоялась в середине декабря. Пять месяцев спустя родился маленький Стасик — внук соседей. А через год женился и мой сын. Казалось бы, все идет замечательно, но… Видно, так бывает только в сказках…

— Олю скрутило! — заглянул ко мне однажды Станислав. Его трясло от волнения. — Думаю, аппендицит. Везу жену в больницу.

Ольгу прооперировали. Вроде бы все прошло нормально, однако когда она вернулась домой, боли возобновились. Пришлось снова ехать в стационар. Дежурный врач сказал, что это почечная колика, и направил в урологическое отделение.

Оленька пролежала там несколько дней, но чувствовала себя все хуже и хуже. Пригласили на консультацию гинеколога и хирурга, нашли воспаление брюшины и перевезли Олю в хирургию. Моя соседка и лучшая подруга скончалась на операционном столе.

Стас был в ужасном состоянии. Он дико орал:

— Я не прощу им этого! В суд подам! Специалисты хреновы! Убийцы! Они мне ответят за жену!

Силой вытащила его из больницы. А он все кричал…

— Я остался один… — произнес Стас, немного успокоившись, когда мы сели на скамейку в соседнем парке, а потом вдруг всхлипнул и расплакался, как ребенок.

— Плачь, будет легче, — погладила его по спине.

Он рыдал и рыдал. Мне было так жалко его! И Олю тоже… Сама пережила смерть мужа и знала, как это больно. Теперь мы со Стасом поменялись ролями, и уже я помогала ему организовать похороны и поминки. Сосед осунулся, похудел, как-то сгорбился. Страшно мне было, переживала: «Не заболел бы с горя. Мужчины ведь порой бывают слабее нас, женщин…»

Каждый день ездили вместе на кладбище. Я оставляла Станислава на могиле жены, а сама шла к Юре. Убирала, расставляла цветы, садилась на скамейку и мысленно говорила с ним. А потом возвращалась к Стасу. Он попросил меня помочь заказать надгробие для Оли. Хорошо, что позвал. Собирался уладить все быстро, по-мужски, не особенно задумываясь, что получится в результате. Но я настояла на том, чтобы не спешить. Это же памятник! Да еще такой чудесной женщине! Когда мы уже возвращались домой, оформив заказ, я пригласила Стаса на чай с малиновым вареньем, которое он очень любил. Сидели на кухне и молчали.

Станислав первым нарушил тишину.

— Как мне теперь жить без нее? — спросил сосед. — Пусто, серо все… Не справлюсь…

— Ты ведь не один остался. У тебя есть дети, внуки… — попыталась его утешить. — Время лечит любые раны, Стас.

— Дети… Настя и Юля заняты своей жизнью и собственными проблемами. Когда им думать о старом отце…

— Стас, дорогой, но ведь мы давние соседи. Я тоже помогу тебе, не оставлять же друга в трудную минуту… — погладила его по руке, а он тепло улыбнулся мне.

Теперь, как когда-то они с Олей, я пыталась отвлечь Станислава от мрачных мыслей. Заходила к нему под любым предлогом: занести какие-то продукты, пригласить на обед или на чай с домашним печеньем. Да и сосед заглядывал ко мне все чаще, ведь человек не должен быть один, как когда-то правильно сказала Ольга. Стасу хотелось с кем-то поговорить о жене, о том, как тяжело без нее. Я слушала, утешала. А что мне оставалось…

Время шло, и наши беседы постепенно менялись: уходили от темы смерти и приближались к вопросам жизни. Речь шла о детях, о соседях, о политике. А уж о рыбной ловле-е-е… Стас мог часами рассказывать о своих уловах…

Как-то я купила нам билеты в кино. И мы пошли. Хотя, честно говоря, не понравилось: кинотеатры совсем изменились — вокруг хрустят поп-корном, шепчутся… В наше время такого не было. Но мы все равно не отказались от идеи выходить куда-нибудь «в люди».

Стас решил мне отплатить тем же и принес два билета в филармонию. Концерт настолько понравился, была в таком восторге, что сосед подарил после него диск с вальсами Шопена.

— Ну и на чем же мне это слушать? — спросила я.

— Пока послушаешь у меня, — улыбнулся он. — А в выходные купим тебе нужную аппаратуру. Нечего отказывать себе в удовольствиях! Надо идти в ногу со временем…

— С каких пор ты стал столь прогрессивным?

— Так вроде всегда таким был, — Станислав притворно удивился. — Ты разве раньше не замечала?

Мы устраивали совместные прогулки за город, ходили есть мороженое, выбирались вместе на пляж. Это было хорошо, приятно, здорово! «И почему мы с мужем не проводили выходные подобным образом? — мысленно удивлялась я. — Ну да, у нас тогда просто не было столько свободного времени… Работа, забота о сыне, постоянные хлопоты…

— Хорошо иметь такого друга, как ты, — часто повторял Стас. — И что бы я без тебя делал, Галочка…

Я улыбалась в ответ, но… Честно говоря, его слова вызывали обиду и разочарование. Да, нас соединяла давняя дружба. Но с некоторых пор мне стало казаться, что отношения переросли в нечто большее.

Порой ловила себя на том, что не могу дождаться новой встречи, а когда нет общих планов на выходные, портится настроение. После нескольких лет тесного общения я знала об этом мужчине практически все: что он любит из еды, какие программы смотрит по телевизору, какую музыку предпочитает, какой размер рубашек и обуви носит…

Стас оттеснил давно ушедшего мужа на второй план. Хотелось, чтобы он видел во мне не только подругу, но и женщину. Даже приобрела себе несколько новых платьев, покрасила волосы, стала пользоваться дорогой косметикой, ходить к косметичке, в бассейн и на спа-процедуры, чего раньше никогда не делала… Но вновь и вновь слышала прежнее: мол, я его лучшая подруга…

И вот однажды сосед вдруг собрался в санаторий, сказал, что врачи порекомендовали. Пришел и заявил:

— Представляешь, Галя, буду отдыхать, и лечиться целых три недели. Наверное, похудею там без твоих обедов…

«Как же выдержать без него так долго?» — испугалась я.

— Что случилось? — Стас смотрел удивленно. — Наконец-то сможешь отдохнуть от меня….

Я промолчала, а про себя подумала: «Если бы ты только знал, как мне не хочется, чтобы ты уезжал!»

Конечно, и собраться помогла, и еду в дорогу приготовила, и на вокзал проводила. Еле сдержалась, чтобы не расплакаться, когда поезд тронулся. А Стас высунул голову в окно и радостно улыбнулся. Ох уж эти мужчины! Ну почему они такие недогадливые?!

Стояла на перроне, пока состав не исчез из виду. Вернулась домой, села на кухне и… ощутила такую пустоту! Не было никого, кому можно испечь печенье, с кем приятно поговорить… Даже расплакалась.

Стас звонил каждые три дня, но пять минут разговора не могли мне заменить его присутствия. Страшно тосковала. А от того, что во время наших телефонных бесед он всегда был веселым и счастливым, — еще больше. Ведь понимала: раз у него такой бодрый голос, значит, ему там без меня хорошо… В конце концов, решила: только вернется, честно признаюсь во всем.

Как запланировала, так и сделала. Ко дню приезда приготовила борщ, голубцы и его любимое печенье. И вино купила, надеясь, что оно придаст мне смелости. Во вторник вечером отправилась на вокзал.

Стас был рад, когда меня увидел. Крепко обнял, а я растаяла от счастья… Мы поехали домой, пригласила его на ужин…

— А что за повод для такого шикарного застолья? — спросил он, увидев всякие вкусности.

— Ты вернулся… — покраснев, пробормотала я.

Он хмыкнул и, накладывая голубцы, сказал:

— Ужасно соскучился по твоей кухне… Никто так вкусно не готовит!

А во время еды вдруг таинственно улыбнулся, отложил вилку и произнес заговорщически:

— Мне надо что-то тебе сказать. Ты — моя лучшая подруга и должна узнать первой…

Сердце затрепетало, дыхание перехватило.

— Кажется, я влюбился… — выдал Станислав.

Я почувствовала, как меня заливает горячая волна.

— Мы познакомились в санатории. Ее зовут Валерия…

Мне стало дурно. Если б не сидела на стуле, то упала бы.

— Что с тобой, Галочка? — забеспокоился Стас.

— Нет, ничего, просто ты застал меня врасплох…

Следующие полчаса он говорил только о ней, а я не могла собраться с мыслями. Слушала пятое через десятое. Поняла только, что Валерия моложе меня на десять лет и живет где-то под Москвой… Это был полный кошмар!

«Глупый Стас! Глупый, слепой и неблагодарный!» — стучало в висках… Почти возненавидела и его, и эту злополучную Валерию. Даже не захотела знакомиться с ней, когда она приехала к нему в гости. Хотя Станислав настаивал.

— Пойдем с нами на прогулку, Галочка, — просил он. — На концерт… В кафе…

— Зачем тебе это нужно? — удивлялась я.

— Но ты, же мой друг. Ничего ведь не изменилось… — отвечал Стас, подозрительно присматриваясь ко мне.

«Ну, какие же мужики дураки! — вздыхала, оставаясь наедине. — Ни черта не видят! Ничего не понимают…» Злилась, обижалась, даже плакала… Дети Станислава звонили и пытались хоть что-то выпытать у меня о Валерии.

— Ничего не знаю, — отрезала всякий раз.

Порой даже подумывала: «А не поискать ли какого-нибудь приятного мужчину моего возраста… Но как, где? Да и зачем? Пожалуй, самой спокойнее…» Так продолжалось три месяца. А потом Стас пришел ко мне на обед. Сам, без приглашения, потому что приглашать я уже перестала — мы вообще не виделись пару недель.

— Хочу купить новый ковер. Старый совсем вытерся, — сказал сосед после обеда. — Ты могла бы помочь мне выбрать? Не знаю ни одной женщины, у которой был бы такой хороший вкус, как у тебя…

— Помогу, конечно, — ответила я. — Но разве Валерия не может помочь? — все-таки не удержалась от вопроса.

— Прости, я старый дурак! — неожиданно выпалил Станислав. — Да к тому, же еще и слепой! Познакомился с Валерией, черт-те, что себе навоображал… Но знаешь… С ней все было как-то не так. Не то… Долго не понимал, что именно…

— А теперь понял? — спросила я дрожащим голосом.

— Да, теперь понял. Все дело в том, что это была не ты… Жаль, не умею красиво говорить… Но… Нет на свете другой такой женщины!

На моих глазах появились слезы.

— Только не плачь, — Стас нежно прикоснулся к моей щеке. — Надо радоваться, что мы есть друг у друга!

Мы есть друг у друга - женская история любви.

Мы есть друг у друга — женская история любви

© 2018, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: