Мухоморы

Мухоморы. Случайному спутнику в пути все можно поведать. И иногда рассказывается даже то, что скрыто в глубоких глубинах души.
— Папа, доскажи сказку. Ту, что вчера начал.
— Я и забыл уже …
Девочка по взрослому морщит лоб, смотрит из под насупленных бровок. Отец смеется.

— Расскажи, папа …

Мухоморы

— Змей просунул язык в дырочку в дверях кузницы, чтобы кузнеца съесть. А кузнец схватился за гвоздь и прибил змеев язык к стене. Змей туда-сюда, никак оторвется. А кузнец за уздечку и взнуздал змея. Запряг его в плуг и поле ним пахал, пока змей не околел …

— А ты, папа, сильный?

— Я же Кузнец …

Щипцы берут кусок старой арматуры — и в горнило. Затем белый металлический уголек кладет на наковальню, и брызжут из под молота искры. Двери в кузнице не закрываются. Вот пришел тракторист — руки блестящие от масла, держа непокорные запчасти надо клепать, варить, доводить до ума. А то шофер забежит — дайте подковку, чтобы на поворотах не заносило. Подковы небольшие, такие сувениры раздавал всем, как бублики.

— Сделай мне, Григорьевич, такие вилы, которые были когда-то у моего отца.

— А какие?

— Точно не скажу. Но помню, я теми вилами сено вершил, а они меня как на крыльях носили. Ох, и вилы были!

— Ладно, дядя, — вздыхал кузнец. — Попробую, чтобы были, как с крыльями.

Делал хорошие бороны, мотыги, лопаты … И терки, и ножи. Вроде, мелочь. Но как хорошо на сердце, когда женщина благодарит за сапу, что до сих пор она у нее исправна, что долго еще служила. Уважали люди кузнеца, благодарили, магарычи приносили, угощали. Только баба Санька, не желая того, обидела человека. Прибрел в кузницу и просит:

— Склепаешь мотыгу легкую, чтобы как перышко была …

Смотрела на мудрую кузнеца работу, а тогда … ни с того, ни с сего:

— Жаль мне тебя, Григорьевич! Всю жизнь молотом машешь. Вон, закопченный по уши!

Иван Григорьевич все чаще заглядывал в рюмку, причины выпить были. Не раскаивался. Жена Мария работала в звене на свекле. Ссорились, потому что еще ревновал безосновательно к соседу. Иван был красив, высок. Мужчина начал покрикивать на Марию, придирался к каждой мелочи. Выгонял раздетую на холод, держал «власть» в своих руках.

Болела ее душа. «Чем же я тебе провинилась? Или я хоть раз крикнула тебя, или я тебя некормленым из дома пустила, или недобрым словом на людях вспомнила?» — горевала женщина.

Ждала с работы. Откроется дверь — милый пьяный. По вымытому полу грязными сапогами, на белую постель — в забрызганной смазкой спецовке. Крик, дети плачут.

Разъехались уже все. Оля, которая любила сказку о змее, живет в Донецке. Валя — под Киевом, а Слава — на целине остался. Марии надоело по чужим домам прятаться. В конце огорода лес. Насыпала к корням сосны хвороста, тряпье. Там и коротала ночи. Рано управится и в звено.

Как-то вылезла Мария из своего укрытия и увидела во рву красные мухоморы. Так она решилась на поступок, который далеко не каждому под силу. Помыла грибы, сварила и поджарила, добавив лука, масла. Картофеля сварила. Бутылку взяла. Принесла в кузницу обед. Когда поставила, увидела соседа, который за чем-то пришел в кузницу. При ссорах Иван к нему ревновал. Это же оба могут обедать! Ничего не вернешь …

Пришла домой, умылась, собрала в узелок чистое белье, ждала до вечера: за ней должна была приехать милиция. С работы пришел сосед, и, видимо, вскоре и Иван придет.

Он умер через три месяца. Осенью Ивана нашли в луже, захлебнулся, было холодно. Дождь. Продала дом. Поехала к Оле, три месяца прожила. Денег часть отдала. Слышит, зять к дочери говорит: «Или я — или она!» Недаром говорят: «Гость первый день — золото, второй — серебро, а третий — медь, собирайся и уезжай!»

Народ наш мудрый: «Детей корми, а на старость сумки готовь». Поехала в Киев. Дети работают в школе, приходят на обед домой. Двое детей — школьники. Есть хозяйство. Как-то Мария зарезала петушка, сварила уху. И себе тоже крылышко в тарелку положила. Села к столу сама.

— Мама, а у тебя давление!

Запретили еще ходить к соседям. Решила поехать к сестре по отцу. Ехала, а мысли догоняли, становились все хуже. Поезд будет ехать через Волгу. Она откроет окно в вагоне, чтобы броситься в реку. В купе вошли ребята в военной форме — закончили училище. Познакомились: Петр и Павел. Ребята выходили на перрон, приносили мороженое, пирожки. Мария смотрела за их вещами. А мысли ткут и ткут полотно. А что, если упаду на рельсы, и поезд разржет меня, это же не мухоморы?

Стало страшно. В слезах застали ее ребята, ходили обедать. И тут Мария все рассказала, как на исповеди. И за мухоморы. И куда едет… Ребята молча слушали.

— Мы едем к отцу. Он живет сам. Два года назад умерла мама. Если найдете с отцом общий язык, останетесь с ним. А нет, то мы через месяц приедем и завезем вас туда, куда скажете.

Встретил их невысокий человек, тихий и кроткий, а добротой аж светился. Мария осталась. Побелила в доме. 8 лет живут вместе. За это время поженились ребята. У Павлика растет мальчик, у Пети второй ребенок родился. Пока невестка была в роддоме, Мария глядела девочку. А теперь едет к дедушке, держит хозяйство, огород.

Она сидела у окна. Празднично одетая маленькая бабушка. Старушка. Только глаза были совсем молодые и голубые, как небо.

— Сапоги, пуховый платок — все мне ребята покупают, — сказала она.

Действительно, перед отправлением поезда зашел военный, поставил сумку, протянул бабушке бутылку лимонада и шоколадку. Вот такие мухоморы бывают в жизни… Теперь Мария вяжет мухоморы крючком и тихо улыбается.

Мухоморы

Мухоморы

© 2014, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: