Маленькая жертва — история из жизни

Маленькая жертва — история из жизни. Дети не должны расплачиваться за жизненные неудачи родителей.

Сказать по правде, до сих пор меня мучает совесть: несмотря на свой десятилетний педагогический опыт, я долгое время ничего не подозревала. Нет, обращала внимание на то, что Рита Кораблева слишком худенькая, но не придавала этому особого значения: у нее и мама была очень стройная — ей бы не в бухгалтерию, а на подиум…

До болезни Рита вела себя абсолютно нормально: хорошо училась, не создавала проблем — напротив, была чересчур тихая. Только один раз, когда у одной из учениц был день рождения, и она традиционно принесла одноклассникам угощение, случилось то, что меня несколько удивило. Удивило, но не насторожило. А зря…

Маленькая жертва — история из жизни

Было это десятого сентября. Валя Новикова ходила от парты к парте, угощая ребят конфетами и печеньем в шоколадной глазури. Подойдя к парте, за которой сидела Рита, протянула ей угощение, но та покачала головой:

— Спасибо, не нужно.
— Почему? — удивилась Валя.
— Мне нельзя есть сладкого, — опустив голову, смущенно ответила Рита.
— Кораблева у нас кариеса боится! — захихикал сидящий рядом с ней Витя Титаренко, но тут, же умолк, поймав мой неодобрительный взгляд.
— Кто тебе сказал, что нельзя есть шоколад? — спросила я. — Врач?
— Нет, — девочка грустно вздохнула, — есть сладкое мне мама не разрешает. Потому что… это вредно.
— От сладкого, в самом деле, портятся зубы, — согласилась я. — Но одна конфета тебе точно не навредит. Бери!
— Нельзя! — упрямо повторила Рита.
— Мама говорит, от этого толстеют.

Я чуть не рассмеялась: неужели эта девятилетняя худышка боится полноты? Маленькая жертва! Честно говоря, я не поверила, что ее мама могла такое сказать. Скорее всего, девочка подслушала разговор матери, дающей советы кому-то из озадаченных проблемой похудения подруг, и теперь повторяет ее слова — дети очень часто так делают.

— Рита, конечно, твоя мама права: от сладкого полнеют, — я старалась говорить серьезно, — но только те, кто не знает меры. А от одной-двух конфет ничего страшного не случится, можешь мне поверить.
— Это правда? — недоверчиво переспросила девочка и сглотнула слюну.
— Правда, Рита. Бери, угощайся.

Схватив конфету, Рита молниеносно ее развернула и положила в рот с таким счастливым выражением лица, что я все-таки не выдержала и засмеялась. Улыбнувшись, Валя дала еще пару конфет Рите и отошла к следующей парте.

По мере продвижения именинницы в классе возрастала радостная атмосфера, и мне стоило большого труда добиться тишины. Я и не вспомнила бы об этом случае, если бы не события следующего дня…

Это случилось около одиннадцати часов утра. У меня как раз было «окно», и я проверяла в учительской тетради. Неожиданно туда примчался Витя Титаренко — всклокоченный, с трясущимися губами.

—Анна Ивановна! Вас физкультурник зовет. Кораблева сознание потеряла! Вскочив из-за стола, я побежала с Витей в сторону спортзала. Учитель как раз выносил девочку на руках.
— Я распорядился вызвать «скорую», а пока несу Риту в медпункт. Пусть медсестра окажет ей первую помощь.
— А что случилось? — недоумевала я.
— Сам не могу понять! Я сказал делать наклоны вперед, а Кораблева… Два раза наклонилась — и вдруг шмяк! Я к ней, а она как тряпичная кукла… В обмороке! Представляете?

— Надо же! — всплеснула руками я. В этот момент Рита открыла глаза.
— Очнулась! — радостно оповестила я.
— Уж очень она худющая, — прокомментировал свое впечатление физкультурник, укладывая девочку на кушетку — Не кормят ее, что ли?!

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно спросила Риту вошедшая медсестра. — Голова кружится?
— Уже нет, — еле слышно шепнула она.
— Рита, девочка… — Сдерживая слезы, я осторожно погладила ребенка по руке. — Как ты?
— Все хорошо, — слабо улыбнулась она. — Со мной уже такое было.
— Что значит, было? — озадаченно переспросила я. — Когда?
— Неделю назад… Я в ванной упала. А еще летом на пляже.
— О господи! И что? Тебя показывали врачу? Что он сказал?

Она не ответила. В это время медсестра попросила минуту тишины (она мерила девочке давление). Потом хмуро сказала:
— Я, конечно, не врач, но могу предположить: у девочки анемия. Видите, какая она худенькая и бледная? И эти жуткие тени под глазами… Анна Ивановна, она определенно больна.
— В самом деле? — растерялась я. — Надо же… А мне казалось, что она худенькая от природы.
— У нее очень низкое давление. А глаза… Кстати, она часто болеет?
— Часто. Но я думала… Сейчас все дети ослабленные. Сами понимаете, экология, стрессы…
— Экология здесь ни при чем! Тут что-то другое. Нужно выяснить, в каких условиях растет девочка, как она питается, достаточно ли бывает на свежем воздухе… Кстати, нужно позвонить ее родителям. Ага, вот и «скорая».

Я вздохнула с облегчением. Наконец-то! Осталось сообщить родителям… В больницу поехала вместе с Ритой. А уже через полчаса туда прибыла ее мамаша. Рита уже была в палате.

— Что случилось?! — спросила мать, наклонившись над лежащей на кровати дочкой. — Говорят, ты упала?
— Рита не просто упала, а потеряла сознание! — вмешалась я. — Врачи подозревают, что у вашей дочери анемия.
— Анемия? — удивленно переспросила она. — Откуда?
— Об этом вас нужно спросить! Может, она неправильно питается?
— Что значит «неправильно»?! За кого вы меня принимаете? Моя дочь ест все, что нужно: много овощей, фруктов… К тому же я постоянно даю ей необходимые витамины.
— Не хочу вас обидеть, но…
— Довольно! Позвольте, я сама буду думать о своем ребенке! — рявкнула мадам Кораблева. — Рите незачем оставаться в этой больнице! Если понадобится, мы обратимся в платную клинику. И еще… До конца недели она не будет ходить в школу. Я уверена, что до обморока мою дочь довела ваша сумасшедшая программа! Теперь ей нужно побыть в спокойной обстановке, выспаться, отдохнуть…

— Погодите! А как же обследование?
— Не здесь и не сейчас! И не спорьте. Мы немедленно едем домой! Все будет в порядке. До свидания.

Они ушли. Я растерянно смотрела им вслед. Беспомощная маленькая жертва едва передвигала ногами… Честно говоря, мать девочки произвела на меня далеко не самое лучшее впечатление…

На следующий день я позвонила Кораблевым, чтобы узнать, как чувствует себя Рита. Трубку взяла ее бабушка.
— Дочка на работе. Дать вам номер ее мобильного телефона?
— Не надо, — отказалась я, — он у меня есть. Я могу поговорить с вами? Хотела узнать, как дела у Риты. Как она себя чувствует?
— Нормально. Она хорошенько отоспалась, а сейчас читает книжку.
— Понятно. А ее водили к врачу?
— А разве нужно? — удивилась она. — Дочка сказала, это был обычный обморок. От переутомления.
— Не думаю, что она права. Врачи, например, считают, что у вашей внучки все признаки анемии.
— Анемия? У Риточки?! Не может быть! Хотя… если они так считают…
— Пока это лишь предположение. Поэтому Рите как можно скорее нужно пройти обследование. Я пыталась объяснить это вашей дочери, но она и слушать не захотела.
— Понятно, — женщина вздохнула. — Хорошо… Я постараюсь ее уговорить.
— Спасибо, — сухо произнесла я. — Передайте Рите привет от меня. И от одноклассников. Пусть поправляется…

Положив трубку, я глубоко задумалась. Не похоже, чтобы мамашу расстроило недомогание дочери. И со мной она вела себя агрессивно, будто я ее личный враг…

Нет, нужно обязательно настоять, чтобы Рита прошла обследование. Срочно! Нельзя наплевательски относиться к здоровью ребенка. Разговор с бабушкой Риты состоялся в субботу, а в понедельник женщина сама пришла в школу. Встретила меня после уроков возле учительской — бледная, расстроенная, в глазах слезы.
— Анна Ивановна, вы сильно заняты? Могу я с вами поговорить? Это важно!
— Что-то с Ритой? — обеспокоенно спросила я. — Идемте скорее… Спустя пару минут мы сидели в пустом классе. Женщина, вздохнув, заговорила.
— Даже не знаю, что делать. Вернее, не могу понять, что происходит с моей дочерью. Она ведет себя просто глупо! Морит себя голодом, пьет какие-то отвары, глотает таблетки…
— Таблетки? Какие?
— Для похудения. Понимаете, Лиза всеми силами пытается сбросить вес… Но если бы она только сама голодала, а то… — бабушка достала платок и промокнула красные от слез глаза, — она, ведь и Риту впроголодь держит! Внучка моя не помнит, как выглядят хлеб и картошка, забыла вкус мяса… А о сладостях и говорить не приходится!

— Но почему?!
— Лиза считает, что все проблемы, так или иначе связаны с лишним весом. А поскольку у нас в роду все женщины склонны к полноте, то они с Ритой должны придерживаться строжайшей диеты: ни грамма жиров, ничего мучного и сладкого, утром — овсянка на воде, в обед — отварная рыба без соли или блюда из сои, вечером — только соки. И то до шести часов.
— С ума сойти! И как долго продолжается эта варварская диета?
— Почти два года, — женщина виновато вздохнула. — Я ведь поначалу пыталась бороться, но… Лиза ничего не хочет слышать! С тех пор как от нее ушел муж, она словно с ума сошла. И ладно бы только себя истязала, так она ведь над ребенком издевается! А я вынуждена смотреть на это и молчать… В общем, одно расстройство!

— Безобразие! Ведь девочка может серьезно заболеть! — упрекнула я бабушку. — Да и я тоже хороша! Впрочем, какой толк искать виноватых? Главное, что вы рассказали мне правду. Думаю, я смогу помочь Рите. Но только и вы меня поддержите. Обещаете?

— Анна Ивановна, я не могу… Ведь если Лизе станет известно, что я пошла против нее, она запретит мне общаться с внучкой! Как тогда, когда узнала, что я тайком Риточку подкармливаю…
— Понятно… — Я помолчала. — Хорошо, сделаем по-другому: сегодня я приду проведать Риту и попытаюсь вызвать вашу дочь на откровенный разговор.
— Вряд ли у вас это получится, — с сомнением покачала головой старушка. — Лиза очень закрытый человек и любое вмешательство в личную жизнь воспринимает в штыки.
— И все-таки попробую, — провожая ее к выходу, пообещала я.

Все только что услышанное совершенно не укладывалось в голове и уж никак не поддавалось здравому смыслу! Чтобы родная мать сознательно морила голодом собственного ребенка?! Нет, я просто обязана вмешаться! Это издевательство над Ритой пора прекратить!

Около семи часов вечера я поднялась на знакомый этаж и позвонила в квартиру Кораблевых. Мне долго не открывали, но я была настойчива. Наконец дверь распахнулась. На пороге стояла запыхавшаяся Ритина мамаша — с влажными от пота волосами и в спортивном костюме.
— Вы не вовремя, — недовольно пробурчала женщина вместо приветствия. — Я как раз занималась зарядкой…
— Сделайте перерыв, — спокойно сказала я. — И, может, разрешите войти?
— Входите. — Пропустив в прихожую, она стала у меня на дороге. — Я вас слушаю. Что-то случилось?
— Я пришла проведать свою ученицу, — продолжая изображать спокойствие, произнесла я. — Она у себя в комнате?
— Естественно. — Мать Риты вытерла рукавом мокрое лицо. — Только вы опоздали: моя дочь уже спит.
— Так рано? — усомнилась я.
— Посмотрите сами! — Она толкнула дверь в детскую. Рита лежала на расстеленном диване, отвернувшись к стене.
— Действительно спит… — Вздохнув, я переступила с ноги на ногу. — Послушайте… Я ведь, собственно, к вам пришла. Хочу поговорить о вашей дочке.
— Говорите, — милостиво кивнула она.
— Не здесь: Рита может услышать.
— Ладно, пойдемте в комнату. Хотя нет, лучше на кухню. Будем чай пить. Но учтите: сладкого у меня нет.
— Догадываюсь. — Пройдя в кухню, я присела за стол. — Елизавета Константиновна, скажите, вы ведь так и не водили Риту к врачу? Или я ошибаюсь?

— Не водила… — она отвела взгляд. — У меня не было на это времени.
— Очень жаль… — Я нервно побарабанила по столешнице. — А на гимнастику, значит, времени хватает!
— Вам-то какое дело?! — вспыхнула она. — Мне уже не двадцать, вот и приходится следить за фигурой.
— Допустим. А Рита? Маленькая жертва ? Зачем вы ее заставляете худеть? Ведь она ребенок!
— О чем это вы?! — возмутилась она. — Рита абсолютно нормально питается.

— Не думаю, что это так! В свои девять лет ваша дочь выглядит семилетней — и все потому, что вы держите ее на диете! А ведь девочка растет, развивается — ей сейчас нужно много энергии. И для этого недостаточно питаться только овсянкой и соей!
— Какой соей?! Послушайте, я не понимаю, кто вам сказал такую чушь!
— Бросьте, все вы прекрасно понимаете! Но при этом не отдаете себе отчет в том, что такое скудное питание может довести ребенка до серьезных проблем. Если уже не довело!
— Какие глупости! Между прочим, я ем гораздо меньше, чем она, и что?
— Но вам не девять лет — у вас другие потребности. А Рита… Ребенок должен есть полезную высококалорийную пищу.
— Высококалорийную?! Ну конечно! Давайте я разрешу ей запихиваться шоколадом, колбасой, пирожками. Чтобы потом у моей дочери всю оставшуюся жизнь была навязчивая идея сбросить лишние килограммы!
— Какие лишние килограммы?!
— Такие! Рита как две капли воды похожа на меня и генетически склонна к полноте. А это значит, что при обычном питании в тридцать лет она будет одинокой и несчастной толстухой — такой, как я! Теперь ясно?

— Но ведь это, же смешно.
— Смешно?! Тогда смотрите! — Она достала откуда-то небольшой альбом. — Видите этого славного пухленького ангелочка? Это я в пять лет. И это я… — женщина ткнула пальцем в другую фотографию, — только двадцать пять лет спустя. Толстая мужеподобная баба! Теперь понимаете, почему от меня муж ушел? Ушел к стройной, между прочим! Так вот, я не хочу такой судьбы своей дочери! Сдохну, а не допущу этого!

Я слушала и ужасалась… Потом попыталась убедить ее, что нельзя свои проблемы перекладывать на голову ребенка, что это голодание ни к чему хорошему не приведет, что Рита худенькая, поэтому может, есть абсолютно все, только в меру…

Но мать девочки только сердито мотала головой. Скоро я поняла, что опасность угрожает не только моей ученице — лечение нужно и ее матери, причем немедленное!

— Предупреждаю, — не выдержала, наконец, — если вы в течение ближайших дней не отведете свою дочь на обследование и не начнете нормально ее кормить, я обращусь в соответствующие инстанции! Если выяснится, что у Риты по вашей вине возникли проблемы со здоровьем, учтите: вас могут лишить родительских прав!
— Вот только не надо меня пугать! — оскорбившись, заорала горе-мамаша.
— Никто, слышите, никто не имеет права указывать мне, как кормить собственного ребенка!

Я ушла несолоно хлебавши. Дальнейший разговор не имел смысла. И все-таки я сделала то, что должна была сделать: на следующий день пошла в Комитет по защите прав ребенка и попросила вмешаться, так как это был единственный способ спасти девочку…

Прошло два месяца. Мать Риты предупредили: если она не изменит поведения, ей ограничат родительские права. Она испугалась и пообещала пройти курс лечения у психолога. Надеюсь, это принесет ожидаемый результат.

Но все равно не могу избавиться от страха: увидев какую-нибудь худенькую девочку, расстраиваюсь. Сейчас ведь слишком модно худеть. И жертв этой жестокой моды становится все больше — даже среди маленьких девочек…

Маленькая жертва - история из жизни

Маленькая жертва — история из жизни

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: