Курьез господина Шарикова

Чувство беспомощности, мандраж, хандра, сменяющая приступы раздражительности – таковы результаты языкового барьера у всякого человека, очутившегося в незнакомой стране. По счастью, из данной обстановки отрешенности существует выход.

Какой? Да самый простой – вернуться домой. Простой то он простой, но может оказаться, что и на родной стороне люди не совсем понимают друг друга.

Создается впечатление, что языковые препоны теперь отделяют нас не только от иноземцев, но и от наших сослуживцев, соседей, родственников.

  • Поведать о том, что нас беспокоит, и чего бы нам хотелось без неизменных «эээ» и «ну»;
  • взять в толк, о чем говорит собеседник на улице или в той же соцсети, не употребляя нецерзурщины;
  • явиться на исповедь не со стандартным перечнем грехов и пороков, а с желанием своими словами обрисовать священнику все происходящее внутри тебя…

Видимо, эти несложные задания с некоторых пор стали для нас почти непосильными.

Помните, что кричал один из булгаковских персонажей? Правильно – «Абырвалг!» Подыскать подходящие слова для проявления чувств этому бедолаге не позволяло его собачье прошлое. Да и чувства его отличались… яркой самобытностью.

Знаменитый мыслитель прошлого века Людвиг Витгенштейн как-то сказал, что границы нашего языка обозначают границы нашего мира. Выходит, что язык призван отображать не только нашу с вами внутреннюю вселенную, но и в некоторой степени ее формировать.

Символический же Полиграф Полиграфыч говорит коряво не только оттого, что теряет человеческий облик. Присущие человеку качества он утрачивает потому, что язык его до крайности беден и складывается, в принципе, из одних штампов, брани и популярных лозунгов.

Тема речи включает в себя и христианскую, если угодно, пробу. И суть не только в заученной наизусть исповеди. Небезызвестный Апостол Петр прямиком заявляет, что мы с благоговением и кротостью должны дать отчет об ожидаемом всякому, кто этого потребует.

Многие ли из нас способны невозмутимо, четко и внятно за пять-десять минут растолковать собеседнику саму суть нашего вероисповедания? Либо авторитетно и без «щелчков» разъяснить запальчивому безбожнику, почему за церковной оградой все по-другому?

Достаточно остановиться на паре-тройке диспутов в социальных сетях, чтобы осознать: в нашей с вами речи хватает шариковского.

Думается, было бы излишним устраивать панику и разглагольствовать о том, что с нашим языком творится нечто чудовищное.

Любой толковый филолог засвидетельствует, что язык не может оставаться неподвижным, что из поколения в поколение варьируется «меню», наполненное словами и словосочетаниями, которыми мы пользуемся изо дня в день.

И это не симптомы болезни, а нормальный процесс. Однако нельзя не согласиться с тем, что наша с вами речь частенько сооружает преграды между людьми, а не является средством для их форсирования.

С вашего позволения хотелось бы, пошелестев страницами повести «Собачье сердце», еще раз послушать профессора Преображенского, утверждающего, что разруха берет начало не в туалетах, а в головах. Не возражаете?

Но в таком случае бесспорным является тот факт, что даже при отсутствии какой бы то ни было катастрофы, поддержание порядка в наших головах послужит залогом порядка и в нашей речи. Чтобы под нашими прическами (да и в туалетах) была «кр-р-расота», как любила говорить очаровательная Эллочка-людоедка.

Курьез господина Шарикова.

Благослови вас Господь! :)

© 2016, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: