Кто сможет выдержать нашу маму

Кто сможет выдержать нашу маму? У мамы и раньше был тяжелый характер, а теперь она стала совсем несносной. Это невыносимо! Я так больше не могу! Каждый раз одно и то же. Неужели она не понимает, что своими словами больно ранит меня?

Доктор говорит, с головой у мамы все в порядке, просто она капризничает. И что делать с ее фокусами? Вот и сейчас, стою на перроне, а по щекам текут слезы. Люди удивленно смотрят на меня. Еще бы!

Немолодая, замученная тетка ревет в три ручья. Ну и пусть! Кому какое дело? Если даже родная мать смогла так меня обидеть…

Кто сможет выдержать нашу маму?

У нас была довольно дружная семья. Мама, папа, я и мой младший брат Вовка. С ностальгией вспоминаю детство. Хорошее было время…

А потом папа ушел от нас. Уехал со своей молодой женой в другой город и пропал: не писал, не звонил. Мы не понимали этого. Ладно, влюбился, маму разлюбил, но мы-то с братом при чем? Ничего, пережили.

Мама всю нерастраченную любовь обрушила на нас с Вовкой. Мы получили хорошее образование, сами, без блата, поступили в институты, закончили, устроились на работу.

Я стала редактором популярного журнала, а Володя — моряком: он еще с детства мечтал ходить в плаванье. Через какое-то время я вышла замуж. Не могу сказать, что по большой любви, просто понимала — время пришло, боялась остаться старой девой.

Но ничего хорошего из этого брака не вышло. Через какое-то время муж увлекся своей секретаршей и попросил развод. Еще хорошо, что уходил по-благородному, оставил квартиру. Иначе мне пришлось бы возвращаться в поселок, где прошло мое детство.

А я к тому времени привыкла к большому городу — Одессе. Да и брат всегда, вернувшись из рейса, забегал. Потом с мамой стали происходить непонятные вещи. То она вдруг забудет, что я к ней приезжала, позвонит и начинает кричать, что про нее совсем забыли. Кто сможет выдержать нашу маму?

Я, как ненормальная, мчусь в поселок, начинаю ей показывать забитый под завязку холодильник, выстиранное белье. А она не верит, говорит, что это я ее так обманываю, с ума свожу, на наследство надеюсь. Какое наследство? Старая «хрущоба», которой в базарный день грош цена?

Когда подобные случаи участились, пришлось везти маму к доктору.

— Ну что я вам могу сказать… — печально вздохнул седой врач. — Это старость.

— И что мне делать? — спросила я. — Может, есть какие-то лекарства?

— Деточка, молодильные яблоки только в сказках бывают. Она здорова, по крайней мере, для своего возраста. Просто нужен хороший уход, внимание, забота…

Легко говорить! Я могу к маме наведываться лишь раз в неделю. Каждый день не наездишься. Наверное, придется нанимать человека, который будет постоянно рядом с ней. Другого выхода я не видела. Но стоило мне только об этом заикнуться, как мамуля закатила такой скандал!

— Шпиона со мной поселить хочешь? Думаешь, такая дура, что поверю в твои сказочки о сиделке? Зачем мне сиделка? Я сама пока в состоянии постирать и поесть приготовить. Да и дети у меня вроде как есть. Пока были маленькие, нуждались в мамке, бегали за мной, теперь мать старая, никому не нужная!

— Мам, перестань…

— Что — перестань? Правда глаза колет?

— Ну что ты такое говоришь? Я ведь езжу к тебе постоянно, Вовка из плавания — приходит, тоже к тебе бежит… Неужели ты не понимаешь, что у нас и своя жизнь есть? Я тебе уже сколько раз предлагала: переезжай ко мне, но бесполезно. Может, хоть теперь передумаешь?

— Этого еще не хватало! На старости лет в чужой дом перебираться.

— Почему в чужой? Это мой дом.

— Ага, твой… Сама на него заработала? Муженек твой! А ты даже такого неказистого не смогла возле себя удержать.

— Ну, знаешь ли, — не выдержав, вспылила я. — От тебя отец тоже ушел, даже, несмотря на двоих детей!

— Спасибо, доченька, уважила мать!

И начался скандал. Она кричала такие гадости, что хотелось сбежать на край света, но я не могла. Нужно было еще приготовить ей поесть, убрать в квартире, сходить в магазин за покупками. Глотая слезы, я занималась делами. Потом оставила деньги на столе и ушла. Пока ехала домой, в голове постоянно звучали мамины обидные слова.

— Я жалею, что тебя родила!

Каково услышать такое от родной матери? Кто сможет выдержать нашу маму? И главное — для нее же и стараюсь, хочу хоть как-то облегчить ей жизнь, езжу постоянно к ней, а ведь это совсем не ближний свет.

Пару раз пыталась пожаловаться брату, но когда он приезжает к маме (а это бывает крайне редко), она ведет себя паинькой. Володя недоуменно смотрит на меня, естественно, ему кажется, что я придираюсь. Вот и сегодня, приехала, хотела приготовить что-нибудь особенное: Рождество как-никак.

Привезла разных вкусностей, мы с мамой разговаривали, совсем как раньше. Она вспоминала что-то из нашего с Вовкой детства, пела колядки. Я так радовалась этим переменам, казалось, время повернуло вспять. А потом, когда традиционные двенадцать блюд уже были готовы, стали накрывать на стол.

Мама достала красивый сервиз, который мы использовали не чаще двух раз в году.

Но я увидела, что он хоть и чистый, но очень пыльный. Пришлось нести его на кухню и споласкивать горячей водой. В этот момент вошла мама.

— Что ты делаешь, он чистый!

— Чистый, но очень пыльный.

— А-а-а… Хочешь этим показать, что твоя мать — грязнуля? Тебе вечно здесь все кажется грязным. Грязным и вонючим. Постоянно что-то моешь и проветриваешь, моешь и проветриваешь!

Что вы на это скажите? И так всегда: ты хочешь как лучше, а она любую заботу и проявление искреннего внимания воспринимает в штыки. Кто сможет выдержать нашу маму?

Мамины старческие «закидоны» усиливались с каждым днем. Теперь она могла позвонить среди ночи и обвинить меня в воровстве. Причем сама не знала, что именно у нее пропало, но в трубку кричала так, что, наверное, соседям было слышно.

А ведь в молодости она была начитанной и эрудированной женщиной, во время моей учебы в институте запросто решала задачки по математике.

— Будет еще хуже, — предупредил наш участковый терапевт. — Готовьтесь… Доктор знает нашу маму давно.

Ему известно, что она всегда была очень властной и трудной в общении, и при этом исключительно упрямой. А в пожилом возрасте отрицательные черты характера проявляются с удвоенной силой.

— У вашей мамы — сенильная деменция, проще говоря, старческое слабоумие, — сказал психиатр, которому я показала маму. — Болезнь эта развивается незаметно, с постепенных изменений личности, и проявляется в утрировании прежних черт характера.

Например, бережливость превращается в скупость, настойчивость — в упрямство, недоверие — в подозрительность. А наряду с ухудшением характера нарастают расстройства памяти, нарушается процесс запоминания. В общем, сами понимаете… — психиатр развел руками.

— Доктор, а какие лекарства… Может, стационар? — я запнулась, но врач и так отлично понял, что хотела сказать.

— К сожалению, эффективных методов лечения атрофических процессов в настоящее время не существует. Однако хороший уход и поддержание психического состояния могут значительно улучшить и продлить больному жизнь. А что касается помещения в больницу — это лишь вызовет ухудшение состояния.

— Мама, переезжай ко мне, — неоднократно просила я. — Ты будешь всегда под присмотром, и мне спокойнее.

В очередной раз завела разговор и в очередной раз получила категорический отказ. Причем каждый раз она вспоминала один из давних опытов нашего совместного проживания.

— Ты целыми днями где-то бегаешь, а я сижу здесь, как в тюрьме, — жаловалась мама, а через неделю съехала к себе. Однажды уговорами я продержала ее у себя аж два с половиной месяца. Все надеялась, что мы как-то «притремся». За это время я спокойно спала ночей, может, десять. Остальные вскакивала по два или три раза, разбуженная звуками, которые доносились из ванной комнаты. Это мама в четыре утра принимала душ.

— Мама, ты ведь можешь купаться и днем… — умоляла ее.

— Вот видишь! — с триумфом восклицала она. — Я же говорила, что ты со мной не выдержишь, поеду лучше к себе.

Тем не менее, я вскакивала уже в шесть, чтобы приготовить ей завтрак. Иногда мама вставала и завтракала со мной. Но чаще приходилось оставлять для нее бутерброды, прикрытые салфеткой, и чай в термосе, чтобы, не дай бог, не ошпарилась, наливая из чайника…

А мама после купания в четыре утра сладко спала. Бессонные ночи давали о себе знать. На работе я допускала непозволительные ошибки, ссорилась с коллегами.

— Отвези меня домой, — мама тоже все чаще плакала. — Отвези, пока я жива, не то что-нибудь с собой сделаю, и тогда ты повезешь меня туда в гробу.

— С этим нужно что-то делать, — сказал брат, который как раз пришел с рейса. — Вы ж обе мучаетесь! Надо отвезти ее домой: если она так хочет, пусть так и будет. Однако я не могла оставить маму одну в таком состоянии, поэтому договорилась, что за ней будет приглядывать женщина, живущая неподалеку.

— Мама, постарайся поладить с Вероникой Андреевной, пожалуйста.

И та, которая раньше даже не хотела слышать ни о какой помощи, в этот раз почему-то согласилась. Вскоре выяснилось, в чем дело. Мама вообразила себе, что теперь у нее будет… служанка. Вероника Андреевна выдержала всего лишь два месяца. Как раз до очередного пребывания брата на суше. Она сказала, что ей очень жаль, но мне придется подыскать вместо нее кого-то другого.

— Кого ты ко мне привела?! — кричала мама. — Я выгнала эту бабу. Здесь никто не будет командовать! А она пыталась это сделать. В этом доме одна хозяйка. Я!

И что с ней делать? Кто сможет выдержать нашу маму? Соседи посоветовали обратиться в социальную службу, мол, у них есть опытные сиделки, которые и не к такому привыкли. Мы с братом тут же сели в машину и поехали на разведку.

— Вам очень повезло, — обрадовала нас заведующая. — Мы можем предложить Марину Васильевну. Она очень добрый человек и наверняка сможет поладить с вашей мамой. Сейчас позвоню ей, чтобы вы отвезли ее на место работы. Хорошо, что мама познакомится с ней в вашем присутствии. Так быстрее пройдет период адаптации и привыкания.

— Теперь, — на обратной дороге Володя прервал затянувшуюся паузу, — остается надеяться, чтобы вы понравились друг другу. Ваша подопечная далеко не подарок, уж приготовьтесь к ее капризам.

— Молодой человек, у меня опыта больше двадцати лет, ваша мама не сможет меня ничем новым удивить.

Марина Васильевна ухаживает за мамой уже год. И превосходно с этим справляется. Чувствует ее настроение. Когда нужно, то поддакнет. Но также умеет сказать маме, что она упрямая и злорадная, если сочтет, что та нуждается в такой шоковой терапии.

— Как вы можете говорить, что ваши дети плохие? — Марина Васильевна без церемоний одергивает нашу маму.— Они приезжают, заботятся о вас, оплачивают мои услуги. А вы усложняете им жизнь. Из-за своего вредного и несносного характера. Могли бы давно продать эту квартиру и купить себе жилье поближе к детям…

Как ни странно, мама все это выслушивает и молчит. А когда она молчит, это значит, что думает. Если так пойдет и дальше, то, может, удастся убедить маму переехать ко мне окончательно? Через несколько месяцев уговоров мама согласилась-таки на переезд.

Мы продали ее квартиру, деньги вложили в ремонт моей, сделали все, чтобы маме было как можно комфортнее. Казалось бы, живи и радуйся, но через какое-то время начались проблемы. Раньше хотя бы Марина Васильевна маму развлекала, но теперь она целыми днями сидела дома. Я уговаривала ее выходить на улицу, общаться с соседями, но она не соглашалась.

Целыми днями бродила по квартире, как привидение, и практически все время молчала. Меня мучила совесть, ведь это я уговорила ее переехать. Сорвала с насиженного места, привезла туда, где все чужое и незнакомое. Однажды вечером ко мне забежала соседка, мы немного посидели на кухне, а через несколько минут сюда тенью проскользнра мама. Не ответила на приветствие, молча, взяла стакан воды и ушла.

— И давно она так? — спросила Ира.

— Да нет, но с каждым днем все хуже и хуже. Уж не знаю, что и делать.

— Идем со мной.

Заинтригованная, я пошла за ней. Мы пришли к Ире домой, где я увидела точно такую же картину. Ее мама выглядела такой же потерянной, как и моя…

— Может, познакомим их?

— Думаешь, два одиночества сойдутся?

— Кто его знает, но что мы теряем? Теперь каждый вечер то я, то Ирина заходили, друг к другу в гости, да не одни — с мамами.

Первое время старушки просто сидели рядом. Беседу нашу не прерывали, но с каждым днем мы замечали улучшения. Вначале появился интерес, она стали прислушиваться к разговору, даже посмеивались иногда. Потом постепенно стали вставлять реплики…

Через пару месяцев я вернулась с работы немного раньше: хотела сделать маме сюрприз — у нее сегодня был день рождения. Но, открыв входную дверь, вместо привычной тишины, услышала смех.

Зайдя на кухню, застала такую картину. Старушки мило сплетничали в компании вишневой наливки… Дело пошло!

Кто сможет выдержать нашу маму

Кто сможет выдержать нашу маму?

© 2015, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: