Братья – враги. Мистическая история из жизни

Мои соседи, Петька с Денисом, были погодками, и все детство дрались не на жизнь, а на смерть. Петькой тетя Лида забеременела в неполные 20 лет. Она только-только окончила поварское училище и устроилась в мою школу поварихой. А через полгода выяснилось, что Лидочка на сносях от своего приятеля-милиционера Вени. Молодые очень быстро сыграли свадьбу, на которой невесту тошнило, а потом новоиспеченная супруга бросила работу из-за ужасного токсикоза.

После родов молодожены переехали в наш дом, и я изо дня в день наблюдала, как вечно уставшая тетя Лида выгуливает постоянно ревущего белугой Петьку. Орать малыш прекращал, лишь когда засыпал. И бабульки у подъезда вечно вздыхали: мол, очень тяжелое дитя. Его бы к местному батюшке, тот умеет с такими обращаться, как рукой снимает… Мне всегда было интересно, что же он снимает как рукой, этот батюшка? Спросить я стеснялась, а про себя думала, что речь о какой-то хвори.

Тетю Лиду мне обычно было жаль: я видела, как она мучается с Петькой, да еще муж был не подарок. Вечно пропадал по друзьям, по компашкам… Он, кажется, считал себя главной жертвой беспокойного сына: всякий раз, входя в дом, принимал вид уморенного жизнью человека.

А между тем о нем бабульки у подъезда тоже сплетничали: и о его изменах, и о его любви к выпивке, и о том, что непутевый, то есть мало зарабатывающий… Когда выяснилось, что Лида опять беременна, весь наш подъезд сокрушался так, точно всем по очереди предстояло возиться с ребенком. «Ну, куда ей, дуре, еще одного?! С этим, что ли, мало забот?!» — примерно таково было общее мнение.

Особенно драматично реагировала мать Лиды:

— Ну, зачем тебе еще один спиногрыз? — причитала она. — И так полудохлая ходишь! Петька ж замучил всех.

— Ничего, мама, справлюсь, я всегда хотела двоих ребятишек. Будут вместе расти, играть. И мне полегче будет.

Полегче не стало. Денис родился болезненным и плаксивым, и теперь воплей в доме Аристарховых стало вдвое больше. Петька, восприняв брата как потенциального соперника в борьбе за материнскую ласку, начал капризничать сильнее, пытаясь перекричать новорожденного Дениса. Впрочем, ему часто за это доставалось, в основном от отца. Мать воспринимала все стоически спокойно. Когда мальчишки подросли, начались драки из-за игрушек.

Бурные стычки в песочнице, куда их выводила мать, наблюдал весь двор, укоризненно вздыхая. Я заметила, что дерутся они не по-детски остервенело — прямо с младенческого возраста. Вцепившись друг другу в волосенки, они вопили что есть мочи, пока не приходила мать и не давала каждому хорошего шлепка. Но уже через пять минут, стоило Лиде отвернуться, игра снова заканчивалась рукопашной.

— Петя, Дениска! Перестаньте! — увещевала их, едва не плача, Лида. — Вы же братья! У вас никого ближе нету…

— Он первый начал! — неслось Лиде в ответ.

Отец их спокойным нравом не отличался, а потому если вступал \в процесс воспитания, то непременно с ремнем. И охаживал он наследников аж до самой армии, но все не впрок. Прекратились их побоища, когда разъехались они из родительского гнезда. В общем, веселая была семейка. От всей этой идиллии Лида рано заболела гипертонией, а к 40 годам вовсе стала старухой.

И померла рано — 50 лет точно не было. Когда после ее похорон мы собрались на поминки, вдовец быстро напился и завалился спать, пока мы, добрые соседки, мыли посуду и убирали со стола. Тридцатилетние лбы, уже ставшие отцами, Петька с Денисом снова что-то не поделили в соседней комнате. Их ругань взбесила нас.

— Парни, вы хоть сегодня воздержались бы! — грозно заорала я.

— И правда, — поддержала меня сестра умершей. — Мать свели в могилу раньше срока! Хоть теперь бы усовестились. Не стыдно перед людьми?

Братья даже ухом не повели, и наши мужики вынуждены были их разнять, чтобы дракой не омрачить поминки. Тут раздался страшный грохот. Мы все замерли, соображая, что случилось. А это огромное зеркало, висевшее в прихожей, вдруг сорвалось со стены и с грохотом плашмя упало. Оно разлетелось в такие мелкие дребезги, что мы диву дались!

В наступившей тишине раздался хорошо различимый стон. Ну не стон, а вздох, что ли… И слова «Прокляну, если не уйметесь!» грянули как гром. Все переглянулись: «Кто это? Кто сказал? Откуда голос?!» Никто вроде…

Все присутствовавшие молчали. Нас и было-то: я да муж мой, сестра Лидина и ее сын… Все как-то испуганно стали озираться. Никого. Лишь в осколках зеркала, мне показалось, мелькнул знакомый изможденный профиль Лиды. Остаток вечера все говорили шепотом. А Петька с Денисом, кажется струхнув, и вовсе сидели молча, опустив головы.

Что теперь с сыновьями Лиды, не знаю. Отец их спился и пропал в одну из зим. Так его и не нашли. Куда делся, неизвестно. Квартиру опечатали. А сыновья Лиды так и не появились. Живы ли? Если не образумились, едва ли.

Но, с другой стороны, должны же они были прислушаться к предупреждению матери с того света. Если уж такая грозная мистика на людей не действует, пиши, пропало.

Братья – враги. Мистическая история из жизни.

Братья – враги. Мистическая история из жизни.

© 2018, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: