Братья и сестры, бабушки и дедушки, дяди и тети…

Братья и сестры, бабушки и дедушки, дяди и тети… Прогуливался августовским вечером один. Кое-где уцелевшие фонари слабо освещали знакомую улицу. Мне по душе гулять одному – лет с шестнадцати.

В теплых и ласково обволакивающих сумерках с яркими вкраплениями загорающихся звезд частенько такое ощущение, что жизни не видно конца, и все будет хорошо. все-таки ты упускаешь нечто важное, и не все необходимое делаешь.

Ощущение это приятное и несколько томительное. Ты меряешь неторопливыми шагами мостовую и размышляешь: «Что же нужно сделать? К чему не дотянулись твои руки?»

Вяло текущая мысль внезапно была оборвана мужским голосом: «Прикурить не найдется?»

Остановившись, делаю поворот на девяносто градусов. Мужчина, примерно моих лет. Один, как и я. С пивным животиком и добродушной фотокарточкой. Прислонился к старенькой «восьмерке», держа в пальцах незажженную сигарету. Нет, вы не надейтесь, за этим не последовало банального предложения «купить кирпич» или притворно-недоуменного «а ты чего без шапки разгуливаешь?»

Просто у мужика не было зажигалки, а о том, что в салоне авто есть ее электрическая «сестра», он, видимо, забыл. Я ему говорю: «извини, брат. Я бы с удовольствием, но не курю». Он, улыбнувшись, ответил: «Жаль». А дальше…

Братья и сестры, бабушки и дедушки, дяди и тети…

Мы разошлись, как океанские лайнеры. Я продолжаю свой путь и думаю уже не о чем-то важном и безвозвратно упущенном, а о том, что машинально назвал первого встречного братом, и это не вызвало у него ни тени удивления.

Святое Писание говорит, что мы с вами – братья и сестры. Об этом разглагольствуют маститые генетики, выкопавшие набор хромосом первой супружеской четы. Я почему-то не сомневаюсь, что их имена вам хорошо известны. Даже марксисты-ленинисты утверждали, что все люди являются братьями. Так сложилось, что наш с вами великий и могучий язык тоже вобрал в себя сию истину, и это независимо от марксистов и генетиков.

Я понятия не имею, как уроженцы Кавказа обращаются друг к другу на своих наречиях, тем более что лишь в Дагестане больше сотни языков. Однако на русском они называют друг друга братьями. Ну что, брат, пойдем с нами? Здравствуй, брат. Как жизнь? так далее. А ведь раньше наши люди официально именовались «гражданами» и «товарищами». Друзья, товарищи, братья и сестры.

Братья, разумеется, в конце, хотя место этому слову должно быть в начале. Нынче, несмотря на какую-то озлобленность и бесстыдство, дела в нашем языке пошли на поправку. Согласитесь, если все в порядке с языком, если действительность получает правильное название, то и жизнь неминуемо выравнивается. В данном случае не откажешь в правоте ни Конфуцию, ни философам древней Эллады.

Все мы – братья и сестры

К слову сказать, и вволю пожившую женщину как- язык не поворачивается назвать «мадам» или «старухой». Вы только вслушайтесь в это слово – бабушка. Какой нежностью и теплом веет от него. Родство это является очень близким, ведь перед тобой мама одного из твоих родителей! Но у нас по привычке так называют всякую пожилую женщину.

Однако стоит заметить, что сегодняшние бабушки с «химией» в волосах, с сигаретой в накрашенных губах, ботексом, латексом, липосакцией, а также остальным надругательством над почтенной «жизненной осенью», не решаются сознаться, что имеют внуков и внучек. Да они в них не особо и нуждаются.

На уровне психологии эти женщины остались «девками», хотя по годам – «бабули». Они с приветливой улыбкой отзываются на «крошку» или «сударыню». Но это другая часть оперы, и мы не станем ее досматривать. Мы остановимся на прекрасной и подлинной бабушке.

А теперь обратимся к тетям и дядям. Эти наименования мы «наклеиваем» на абсолютно незнакомых людей старше нас по возрасту. Братья и сестры одного из наших родителей.

Что и говорить, родня довольно близкая. Однако именно это слышат от нас незнакомцы и незнакомки, когда нам, к примеру, пятнадцать, а им, допустим, тридцать пять-сорок.

Так, что мы имеем?

Сестры, братья, дедушки, бабушки, тети, дяди – это мир, где мы устроились, словно в комфортабельной квартире. Особенно если освежить в памяти, что наш язык – это жилище нашего бытия.

Мы обитаем в нашем наречии. С его помощью мы осмысливаем окружающую действительность. наше с вами славянское жилище бытия не устает напоминать, что мы – одна семья. Наш язык жестко предупреждает: стоит нам выйти из-под его покровительства в мир чуваков и бойфрендов, а не матушек и братьев, мы рискуем оказаться в числе мировых бомжей.

В общем, бродил я августовским вечером по еще не остывшему асфальту и размышлял, что мужские монастыри населены одними братьями и отцами. Как и женские – матушками и сестрами.

Думалось мне, что бабушка – это не расправа за молодость, а вознаграждение за достойную жизнь. Награда за годы, потраченные не на имидж, любовников и карьерную лестницу, а на мужа, детей и внучат.

Подобные мысли приходили и про дедушек, вымирающих, словно динозавры. Думал я и про мировое закулисье, где все естественное заменяется противоестественным.

Хлеб украден, выдано какое-то дерьмо с ароматизаторами и биодобавками, а вездесущая реклама и последние новости дня живенько уверяют всех, что перед ними подлинное счастье.

Да, мыслей в голове целый ворох – и радостных и страшных! Ох, как хорошо этот ворох шевелится под вечерними звездами! Не заметил, как и к своему дому подошел.

Братья и сестры, бабушки и дедушки, дяди и тети...

Благослови вас Господь! :)

© 2016, Читать рассказы. Все права защищены.

Понравился рассказ? Поделись историей с друзьями в соц.сетях:
Рассказы читают 2758 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: